Юный Натуралист 1973-01, страница 16

Юный Натуралист 1973-01, страница 16

18

• #

#

/гу&сиио

Л л>.

II

cCeujuca^

щ

-ёо^ока.

м

а

V

имссщм.

i /

cGLucco

Вот на снегу мелькнула извилистая бороздка с неуклюжими отпечатками передних лап. Этот автограф оставил подземный житель — крот. Значит, глубоко промерзла почва, раз пушистый землекоп был вынужден перебегать с одного места на другое.

В сладком сне пребывают в теплых норах барсуки и сурки. Им нипочем превратности сурового сезона. Но какие тяготы сейчас выпадают на долю скитающихся животных! Помочь им вовремя — прямой долг человека. Проходя на лыжах по лесу, как не заметить скусанные побеги маленьких сосен. Это питался лось. Такому великану, конечно, нелегко пробавляться на скудном древесном пайке. Поэтому и пособляют ему лесники и егеря. Где подрубят осинку-горькушу, где соль-лизунец положат. Все пригодится: у зимы рот велик.

Катятся зимние деньки. Уж и дятел со счету сбился, сколько их Промелькнуло. Стучит напропалую, пока не надоест. Ни складу ни ладу в его дроби нет. Зато повеселели глухари. Каждый день наведываются они в неувядаемые сосняки. Пешком добираются до медных стволов, следы тяжелые, корявые — не до чистописания, коль снег глубокий. А как взлетят на сучья — наберутся смолистой хвои, на целых три дня зароются в снег. Надежней там и теплей. И не подходи к ночевке глухарей. Издалека услышат твои шаги, рванутся, как по уговору, вверх, поднимая столбы снежной пыли. Только зря спугнешь отдыхающую птицу.

Курганами стоят заметенные муравейники. Их обитатели беспробудно спят в подземных галереях. Чутко, на слуху вздремнул лишь таежный боярин — медведь. Залег в лесу хоженом, поближе к селению, чтобы слышать, как петухи распевают. Шуба и жир согревают, а на стоптанные лапы и подышать можно. Так всю зиму напролет и прокоротает, ежели не потревожат. У медведицы берлога просторней и чище, ведь зимой там появятся два маленьких медвежонка.

Вдоль тропки лесной попались заячьи наброды. Здорово петлял косой, пока не прыгнул в сторону, чтобы залечь на дневку. Следы широкие, но мелкие, видать, об-рослые лапы спасали зверька от провалов на рыхлом снегу. Бежал как на лыжах. Сомненья нет: здесь расписался заяц-беляк. Русаку в лесу делать нечего: его владенья — заметенные луга и нивы. И днем он там в овражке под кустом.

И уж незабываемой оказалась встреча с оляпкой — с пернатым водолазом горных ручьев. Будто и вправду знала эта серенькая птичка, i де мороз не осилил быструю воду. Как не залюбоваться проворной оляпкой: нырнула в воду, пробежалась по хрящеватому дну говорливой речки — и на берег. А в клюве, глядишь, добыча — личинка ручейника, иль сонный жук-плавунец. Любительница ледяных ванн не мерзнет, ее перышки, смазанные салом, не намокают. В воде оляпка ускоряет свой бег крылышками, отталкивается ими как веслами.

Вернулся домой при пуне и подивился: на морозных стеклах мороз разбросал пучки хризантем вперемежку с листьями папоротника. Стало быть, на подходе стужи трескучие. Любуйтесь, кружевницы да вышивальщицы, рисунками Деда Мороза, не забывайте январского воеводу. Знатен он на «ыдумки да на художества. И мосты без топора мостит, и картины без кисти, без карандаша рисует...

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?