Юный Натуралист 1973-02, страница 31

Юный Натуралист 1973-02, страница 31

— Друзья мои! Позвольте открыть заседание Клуба Почемучек.

— Здравствуйте, барон Мюнхгаузен!

— Прервать такое начало...

— Но... Но вы не заметили меня, Мюнхгаузен.

— Да, но извольте назвать себя, юноша. Из какой вы явились сказки?

— Я не из сказки. Я из Клуба. Ме-

Рис. В. Карабута

ня зовут Почемучка всех Почемучек, потому что я представляю всех членов Клуба и буду помогать вам, Мюнхгаузен.

— Славно придумано, мой юный друг. Немедленно приступай к делу. Скажи, что ты умеешь?

— Приносить на заседание Клуба большую почтовую сумку «Сто вопро

сов, сто ответов», показывать фотографии на выставке-загадке и... задавать любопытные вопросы.

— Великолепно! И пока вполне достаточно. Начнем с твоей почтовой сумки. Что в ней сегодня?

— Письма членов нашего Клуба.

Тортила, Шуша, Катя и другие

'I г

Кого только у нас не было! От огромного метрового варана до крошечного полевого мышонка. Черепахи жили у нас очень часто. Однажды их было сразу шесть. Самая большая — старуха Тортила, самая маленькая — Крошка, с еще мяконьким панцирем. Кроме варана, у нас жили ящерица-круглоголовка и степная ящерица агама. Были у нас и желтопузики — безногие ящерицы, похожие на змею. Я хорошо помню первую — Шушу.

Жили у нас и птицы. Больше всех запомнились мне сороки, веселые, общительные птицы. Об одной из них, Кате, я и хочу рассказать.

Когда нам ее принесли, я очень удивилась, увидев довольно большого, но совершенно голого птенца с огромной головой. Назвали мы сорочонка Катей.

Необыкновенно прожорливая, Катя росла не по дням, а по часам. Через неделю у нее пробились перышки, и скоро она уже могла самостоятельно летать, путешествовать по комнате. Совсем ручная, она на свое имя сразу откликалась и, крича и трепеща крылышками, прыгала навстречу. Вскоре отовсюду, куда мог попасть Катин длинный любопытный нос, пришлось убрать все блестящее и яркое. Мы решили выпустить Катю на улицу. Сорока была очень рада: носилась по двору, а потом вдруг останавливалась, увидя что-ни-будь интересное, смотрела, поворачивая головку и блестя бусинками глаз, тихонько каркала, будто спрашивая: «Ой, что это?»

Катюша могла летать куда хотела, но очень редко улетала со двора. Стоило крикнуть: «Катя! Катя!» — она сейчас же отвечала и садилась на голову.

Катюша стала общей любимицей. Она никого не боялась, но любила только нас. Иногда мы играли в «пятнашки». А «пятной» была Катя. Она скакала между ногами, норовя клюнуть, а клюв у нее был очень крепкий!

Катька была ужасной озорницей. Обедала она вместе с нами за столом.

Сидела всегда на одном и том же стуле: это было ее место» и никто не должен был на него садиться.

Чимкентская область Казахской ССР

Лена БЛАНК

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?