Юный Натуралист 1984-01, страница 26

Юный Натуралист 1984-01, страница 26

25

ми. Канюк, кружащийся над лугом, высмотрит в траве крохотного мышонка. Кобчик чуть ли не за километр обнаружит в воздухе стрекозу. Гриф-стервятник, высматривая падаль, парит над саванной на высоте до двух-четырех километров. Чтобы глаз мог видеть вдаль, он из круглого превращается в цилиндрический. Глаза, работающие как микроскопы, наоборот, из круглых становятся сплющенными. Без этого синицы и славки не смогли бы собирать крохотные яички насекомых.

У молоденьких птенцов глаза расположены по бокам головы. Там они и остаются у большинства птиц. Поэтому птицы хорошо замечают все, что делается вокруг, но любой предмет видят только одним глазом. Лишь узкая полоска пространства впереди головы видна им одновременно обоими глазами, но видна плохо, так как изображение в этом случае попадает на боковую часть сетчатки. Тот, кто наблюдал за поведением птиц в неволе, вероятно, замечал: еслиропугаю или другой птице хочется рассмотреть что-то получше, они делают это одним глазом, смешно поворачивая голову набок.

У некоторых птиц, которые ищут корм на ощупь — колпицы, каравайки, вальдшнепа,— глаза сдвигаются на затылок, и они могут видеть сразу двумя глазами даже то, что находится сзади. У сов, наоборот, глаза сдвигаются вперед, и взрослые птицы смотрят на мир сразу двумя глазами. У них тоже весьма зоркие глаза, ведь охотятся эти птицы в сумерках. Поле зрения совы — то есть то, что она может видеть, не поворачивая головы,— очень узко, а глаза у них намертво закреплены в орбитах. Это обстоятельство и послужило поводом считать, что совы днем при солнце ничего не видят. Отлично видят, но только то, что находится прямо перед ними. А неподвижность глаз совам компенсирует шея, позволяющая поворачивать голову на сто восемьдесят градусов.

Наиболее значительные изменения формы глаз происходят в процессе взросления у некоторых рыб. Особенно удивительные органы зрения у небольших глубоководных рыб — батилихнопсов. Кроме того, что у взрослых рыб они становятся очень большими, приобретают цилиндрическую форму, перебираются на лоб и направлены вперед и вверх, сбоку из каждого глаза вырастает второй, поменьше, со зрачком, направленным вниз. Так что рыба одинаково хорошо видит и то, что вверху, и то, что внизу.

У других глубоководных рыб с каждой стороны головы тоже образуются по два сросшихся между собою глаза, только зрачок дополнительного открывается не наружу, а в полость главного. Такой глаз улавливает лучи, идущие сбоку и не попадающие на светочувствительные клетки главного.

Для чего рыбе четыре глаза? Ведь у многих животных глаза устроены так, что они видят все вокруг и вполне обходятся двумя глазами.

Глубоководным рыбам такие глаза с широким полем зрения не годятся. У батилихнопсов каждый из четырех глаз видит только небольшую полоску пространства перед собой, зато способен рассмотреть ее очень подробно, если, конечно, будет достаточно светло или рассматриваемые объекты сами светятся.

Обладают ли рыбы и лягушки цветным зрением? Все животные, обитающие в прозрачной воде, непременно используют цветное зрение. Сухопутные же не видят чарующий мир красок и, чтобы отличить один предмет от другого, пользуются разницей в их яркости. Для водных животных это не подходит. По мере погружения на глубину краски быстро меркнут, но еще быстрее уменьшается разница в яркости окружающих предметов и без цветного зрения глаза в воде были бы ни к чему.

В светочувствительных клетках глаза (фоторецепторах) морских животных, как и у всех сухопутных существ, есть особый зрительный пигмент родопсин, чутко реагирующий на фиолетово-синие и зеленые лучи. Пресноводные животные вынуждены пользоваться порфиропсином, лучше воспринимающим желто-красные тона. В желтоватую воду пресноводных водоемов с массой микроскопических водорослей сине-зеленые лучи проникают плохо. Тритонам и саламандрам, которые большую часть года живут на суше и лишь весной перебираются в водоемы, приходится каждый раз производить перестройку фоторецепторов. Прежде чем они переселятся в воду, большая часть родопсина в их глазах заменяется на порфиропсин, а перед выходом на сушу порфиропсин вновь уступает место родопсину.

Глаза — важнейшие органы нашего тела. У животных они не «снашиваются» так быстро, как у человека, но нередко с возрастом претерпевают удивительные превращения, совершенно необходимые их владельцам.

Б. СЕРГЕЕВ,

доктор биологических наук

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?