Костёр 1987-07, страница 8

Костёр 1987-07, страница 8

Пока о бобрах. Бобры надпиливают осину с таким расчетом, чтобы она упала поперек реки. Выгрызают в осиновом теле полость, конической формы, сходящую на нет. Последние волокна древесины — чтобы дереву рухнуть — просекает, должно быть, самый вострозубый бобр; работа тонкая, чистая, без опилок (поедают их бобры, что ли?).

Осина падает — вот вам и мост через реку. Если бы не бобры, то реку Сарку не перейти бы в водополье в верхнем течении (ближе к устью есть один мосток). Сарка берет начало в Сар-озере. Выйдешь к нему из темного леса и обрадуешься: это же надо, сколько воды и нигде ни души! Берега у Сарозера низкие, заросшие ельником. Озеро мелководное, со светлой водой; выражение у него ясное, открытое, как у голубоглазого озерного жителя. Сарка течет в глубоком распадке-каньоне. Русло ее захламлено лесосплавом. Сарка впадает в речку Геную.

Вепсы звали свою речку Эноя — что-то значащее по-вепсски слово; русские переиначили на более понятное: Генуя. Есть в этих местах и речка Темза.

Бобры понастроили множество мостов через Сарку (и через Геную). Я хаживал по бобровым мостам: возьмешь палку-подпорку и за милую душу.

Когда бобры валят лес, едва ли они думают о мостостроении. Им нужны пища, запруженная вода — заводь речная, чтобы плавать, нырять; тут бобры строят и хатки, так же, как в свое время поставили первые избы деревни Нюрговичи вепсы,— на берегу, у воды. (Потом вепсы полезли в гору: на берегу не осталось места). Бобры положат первую осину поперек реки, наискосок другую и еще, и еще; они великие мастера запруды строить. О том, как это скажется на жизни реки, бобры не пекутся, преследуют только свой насущный интерес. Но ни одна из бобровых запруд не помешала реке течь избранным путем; бобровые заводи только украсили реки.

Отрадно увидеть в лесу плоды усердных, разумных трудов наших острозубых меньших братьев в бобровых боярских шубах! Поражаешься громадью их планов, бесстрашию, дерзости этих трудолюбивых упорных зверей. Благо удить окуней в бобровых заводях, переходить по крепко лежащим лесинам с одного берега Сарки на другой!..

И больно видеть недостроенные, брошенные бобровые запруды, находить задушенного капканом зверя (поймать его крайне просто: капкан ставят у входа в хатку), встречаться в лесу с истребителями бобров — есть они, шляются и по Вепсской возвышенности; на лице у всякого мож-

Щ0

но прочесть, зачем в лес явился...

ГАГАРЬЕ ОЗЕРО

Как-то утром ко мне в избу заглянул рыбак Иван Егорович Тяклешов, пригласил на Гагарье озеро, где и его рабочее место (Новоладожский рыболовецкий колхоз имени Калинина держит

штатных рыбаков на многих озерах). Тяклешов каждое утро идет на берег, вычерпывает воду из очень старой, ветхой, латаной-перелатаной плоскодонной лодки, садится в нее; вместе с хозяином в лодку запрыгивает пес Серый — карельская лайка.

Иван Егорович вначале осматривает поставленные в ночь жерлицы, затем переплывает северо-восточную горловину Капшозера, идет круто в гору... Но это я забегаю вперед... В поставленные рыбаком снасти попало три окуня...

Гагарье озеро являет собою полную неожиданность, чудо природы: лезешь от Капшозера в крутогор, ждешь увидеть на вершине что угодно, только не это... Не веришь своим глазам... На самой верхотуре в сосновом бору плещет в берег немыслимой синевы озеро, изогнутое лунообразно, с островка ми-горушкам и, заросшими высокими осинами, березами, вербами, черемухами, с дальними высоко поднятыми берегами. У озера стоит капитальный дом с окошками на три стороны, с печкой и плитой...

— Как сюда приехал в первый раз председатель колхоза Суханов,— сообщил рыбак Тяклешов,— поглядел и говорит: «Все. Выйду на пенсию, здесь дом построю и буду жить. Лучшего

1 ЦТ Щ0 V

места не видел».

Это Суханов-то не видел... У него под рукой не только Ладога, но и вся Свирь с притоками: Пашой, Оятью — до самого Онежского озера;

вся Вепсская возвышенность с мириадами озер.

У Ивана Тяклешова вообще-то беспокойная должность (сам он мужик спокойный, ясный, как

«Г

ламбушка на болоте): рыбаки валом валят отовсюду на Гагарье озеро: на нем все как в сказке: дом в лесу, с постелями и постельными принад-

W *

лежностями, с дровами, спичками, солью, черным круглым перцем и лаврушкой для ухи — дело рук Ивана Егоровича,— по-вепсски, в духе лесного братства.

Запирать дом на замок — без проку. Когда был Суханов, распорядился: «Не запирать! А то напакостят или сожгут». И не запирают; каждый находит в доме на Гагарьем озере приют и тепло, в любое время года и суток.

КОСТЕР У КРЫЛЬЦА

От деревни к лесу идти зеленой, сочной, шелковой, поднявшейся до колен отавой (первый укос — на конной косилке — совершил Григо-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?