Костёр 1988-07, страница 7

Костёр 1988-07, страница 7

вым, что современная поверхность сплошным массивом перекрывает мощные старинные буреломы, возможно, искусственные лесовалы, поросшие мхом, полуистлевшие. То тут, то там встречаются ели. Много скоплений крупных валунов, кое-где они образуют четкие прямоугольные выкладки. Не остатки ли каких-то старых сооружений? Решение Чеканова провести углубленные разведки леса с контрольными шурфов-ками принимается единогласно, но...

Начались дожди. Тянучие, промозглые. Сушилка лагеря забита чоновцами. На лесных дорогах — лужи, под стать карельским озерам.

Вечер. Чеканов сетует: «Так на Пескарке и не успели разведать!»

Откидывается полог палатки. Старший научный сотрудник Выборгского музея-крепости Зинаида Анатольевна Новоселова: «Посмотрите, что я нашла в своем личном архиве...»

Записная книжка. На пожелтевших страницах торопливые записи: интервью с братом А. М. Игнатьева — Михаилом Михайловичем, сделанные несколько лет назад: «...Бункеры с оружием были в лесу, в 3.../ дальше какие-то каракули — не то в 30, не то в 300 метрах/ от новой дачи...»

Чеканов волнуется: «Какие каракули? Говорил же вам... Пескарка!..»

Последний раз шагаем по мокрой лесной дороге от дачи Игнатьева в лагерь. Завтра экспедиция заканчивается, мы уезжаем в Ленинград. Обрывки разговоров. Они запоминаются.

На то они и были искусными конспиратора-Знали, как прятать. Не так просто найти... Все равно эта экспедиция — просто здорово!.. На всю жизнь!

Ну и что, так и бросим дело на полпути? А Устав секции? Должен быть результат... Значит, еще вернемся? А ты как думал...

ми...

0/п

Мы провожаем Андрея и Павла. За активное участие в ахиярвинской экспедиции вместе с другими чоновцами они делегированы на IX Всесоюзный пионерский слет в Артек. Виталий и Марат грустят: «Жаль, вышли мы из пионерского возраста...»

Минута до отправления. Павлик прижался лицом к вагонному стеклу. Звучит песня:

Слышу голос из прекрасного далека, Голос утренний в серебряной росе. Слышу голос, и манящая дорога Кружит голову, как в детстве карусель...

Что будут рассказывать ребята в Артеке? О Шахрухие — древнем гор'одище, который мы «достаем» из-под земли? О тайнах молчаливых и мудрых карельских лесов, которые — увы — пока не разгаданы до конца?

Поезд медленно трогается. Уплывают грустные лица чоновцев — от разлуки — к новым встречам. А здесь все-таки остается заветный куплет чудо-песни. Кому? Может быть, оставшейся теперь в одиночестве стеле-памятнику больше-викам-подпольщикам? Может быть, друзьям-следопытам из Первомайской школы? Может, своим кровным друзьям по археологической секции, по древней Шахрухие? Да, всем!

Я клянусь, что буду чище и добрее И в беде не брошу друга никогда. Слышу голос и спешу к нему скорее По дороге, на которой нет меня...

Тайна Ахи-Ярви осталась нераскрытой. Много было споров и предположений — почему экспедицию постигла неудача? Одни считали, что научная подготовка была слабой, другие винили военную технику, третьи — затяжные дожди, мешающие поискам. Мудрецы изрекали: «После драки кулаками не машут!» Так вели себя взрослые. А что думали сами ребята, участники экспедиции?

В начале октября в редакцию пришло письмо из Самарканда:

«...На заседании Малой академии наук УзССР наша археологическая секция сделала подробный доклад об итогах ахиярвинской экспедиции. На основе своих полевых дневников мы написали научный отчет о раскопках в Карелии, сделали выводы и наметили план дальнейшей работы. Сотрудники института археологии одобрили этот отчет и утвердили наш план. Вообще к экспедиции «Искра» в нашем городе относятся очень серьезно, и считают, что это дело должно быть доведено до конца».

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?