Техника - молодёжи 1950-06, страница 11

Техника - молодёжи 1950-06, страница 11

дозатор

Мякшими"

на в дело как таковая. Она должна быть сначала погашена». В почтительной тишине аудитории американские студенты, следя за указующим истину профессорским перстом, внимают грозному предостережению: ' «Попробуйте только приме-нить негашеную известь! В ■■' химической реакции с водой она с неудержимой силой .увеличивается в объеме до трех с половиной раз. Она пучит и разрывает строительные растворы и материалы».

Вернусь, однако, к прерванному рассказу. Уже в зрелом возрасте мне пришлось изготовлять мельничные жернова. В этом деле в те годы нельзя было обойтись без так называемого цемента Сорреля. Для деревни он слишком дорог, да и не всегда его достанешь.

В голове крепко засела одна мысль: нельзя ли заменить цемент Сорреля негашеной известью? Эта мысль была подсказана тем, что оба материала выделяли много тепла при затво-рении водой, подкисленной соляной кислотой.

Дни и ночи я проводил в своей маленькой мастерской искусственных камней, где раньше делал точильные бруски для правки кос. Здесь удалось установить, что первым условием для успеха в задуманном начинании является тонко молотая «кипелка». В таком виде она тогда еще не вырабатывалась.

Как поступали раньше? У строителей шаний во времена египетских фараонов не могло быть, разумеется, машин для тонкого помола. Но древние египтяне Узнали силу «живого камня», как они называли негашеную известь. Этой силой они пользовались, чтобы раздробить ее куски в пыль. Они заметили, что при избытке воды обожженные куски превращаются в известковое молоко и тесто, а при недостатке воды — в порошок. «Живые камни», распадаясь от влаги с шипением на мельчайшие частицы, теряли силу, как бы умирали. Этим способом и сейчас производят для строительных целей порошок-пушонку.

Можно предположить, что гашение продержалось так долго в качестве обязательного, но очень невыгодного подготовительного процесса именно потому, что другие, более совершенные механические способы помола оставались недоступными. Но сейчас промышленность располагает мощными шаровыми, трубными и иными мельницами для измельчения всевозможных строительных материалов. В частности, они годны и для размола извести.

Тогда возник такой вопрос: может ли «кипелка» после механического измельчения сохранить активные свойства, заложенные в ее природе? Ведь мне нужен был «живой», а 'не «мертвый камень». Не загасятся ли мельчайшие частицы от влажного воздуха?

Проверка показала, что такие опасе-,нщ излишни. Добавка «кипелки» к портландцементу при затворении водой, подкисленной соляной кислотой, ускорила затвердевание бетонообразной массы, приготовленной для мукомольных жерновов. Эта масса быстро схватывалась и приобретала прочность, разогреваясь при твердении до 70—80 градусов.

Теперь уже можно было подумать и

Схема показывает установку для механизирования штукатурки молотой известью, без добавления алебастра и цемента. Из специального дозатора измельченная известь подается сжатым воздухом в сопло, где смешивается с глино-песчаным раствором. Для лучшего перемешивания сопло имеет сужения и расширения. Соединившись с влажным раствором, молотая известь гасится. При этом выделяется тепло, отчего слой штукатурного намета быстро сохнет и твердеет, не образуя трещин. Новым способом можно тянуть и карнизы.

о ее внедрении в строительную практику и производство строительных материалов без предварительного гашения. Я перешел к наиболее ответственной и решающей серии опытов. Предстояло изучить поведение молотой «кипелки» в самых различных условиях. А ведет она себя то буйно, то спокойно.

Температура воды, в которой она затворяется, бывает то очень высокой, то, напротив, низкой. Вот тут-то снова пригодилась бутылочная «бомба».

Секрет «бомбы»-самоделки заключался в таи, что в ней было много негашеной извести и мало воды. А если бы воды было много, а «кипелки» мало? Тогда, конечно, небольшое количество «кипелки» выделило бы меньше тепла, чем нужно для превращения большого количества воды в пар, разрывающий бутылку. В ней образовалось бы известковое молоко.

Значит, все дело в количественном соотношении между «кипелкой» и водой. Это соотношение, думал я, видимо, определяет и состояние извести после гашения: она получается порошкообразной при малых дозах воды, а при ее обилии — жидкой и тестообразной. Должно быть, следовательно, и четвертое, до сих пор неизвестное состояние — камнеподобное. Для него надо лишь найти соответствующую пропорционально весовую зависимость «живого камня» от воды.

Мне удалось установить, что эта зависимость, или, как говорят специалисты, водовяжущий фактор, не является постоянной при всех условиях. Она колеблется в сравнительно небольших пределах в зависимости от различных причин. Водовяжущий фактор подбирается с большой точностью, с учетом сорта извести, ее глинистых примесей, температуры обжига, воздуха и т. д. Интересно, что при соблюдении всех требований инструкции, разработанной мной в творческом содружестве с молодым ученым Б. Осиным, известь в ходе гашения не увеличивается, а, напротив, несколько уменьшается в объеме.

До ги* пор два процесса — гашение

извести, а затем схватывание и затвердевание ее в строительном растворе для каменной кладки и штукатурки -— были оторваны один от другого. Промежуток времени между ними практически являлся неограниченным. Впервые в истории строительной техники мне удалось слить гашение и отвердевание в единый и внутренне непрерывный процесс. Отныне необузданная сила «живого камня», движущая сила химической реакции — СаО + f НЮ = Са(ОН)г — навсегда укрощена и подчинена человеку. Скрытая в «живом камне» энергия не пропадает. Она за 30—-40 минут крепко связывает строительный раствор в стене или штукатурке в необыкновенно прочный монолит. Реакция проходит с активным поглощением влаги, а не с выделением ее, как при обычных методах.

Если надо, то температуру нагрева раствора можно в зимнее время поднять, а летом, напротив, понизить. Каменщики и штукатуры не нуждаются в каких-либо дополнительных приспособлениях для работы или охраны здоровья.

Что дает мое изобретение стране?

Молотая известь избавляет стройки от отсталого, примитивного гасильного хозяйства, предотвращает огромные потери извести. Молотая известь как бы возвращает обратно тепловую энергию, затраченную на обжиг известняка, создавая самонагревающееся и быстросохнущее вещество. Оно помогает широкому развертыванию фронта скоростных работ на строительстве.

Молотая известь позволяет отказаться от дорогостоящего привозного сырья и перейти на использование доломитов и доломитизироваиных известняков, считавшихся ранее неполноценным сырьем.

Молотая известь в 50—100 раз ускоряет схватывание строительных растворов и до 8 раз увеличивает их прочность.

Гашение молотой извести в самом растворе открывает широкие возможности для ведения штукатурных работ скоростными методами без добавки в раствор гипса. А быстрое схватывание и отвердевание раствора позволяет выполнять обрызг, грунтовку и накрыв-ку последовательно в сжатые сроки. При этом выделяющаяся теплота ускоряет высыхание штукатурки, что особенно важно при работе в зимних условиях, чтобы не допустить замерзания раствора до момента его затвердения. *

Многие стройки, в том числе и такая крупнейшая, как Магнитогорская, давно уже перешли на прогрессивный метод производства и применения молотой негашеной извести. Предстоит сооружение новых цехов и механизированных заводов, выпускающих молотую негашеную известь. В них предусмотрена автоматизация управления оборудованием и механизация трудоемких процессов, включая транспортировку и упаковку извести.

Применение молотой извести в строительстве и в производстве строительных материалов удешевит работу, улучшит качество и обеспечит массовое внедрение скоростных методов.

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?