Техника - молодёжи 1983-05, страница 17

Техника - молодёжи 1983-05, страница 17

сам дышал этой смесью подолгу и «никакого вреда себе не нанес». Аппарат состоял из устройств для электролиза воды, для смешения газов, для удаления выдыхаемого воздуха. Кроме того, в комплект входили костюм из каучука, шлем со стеклами, стальная броня, защищающая тело человека и аппараты от глубинного давления. Для свободы плавания — винт с приводом.

Академики Бутлеров и Овсянников дали морским чинам такое заключение: «Опытов дыхания водорода с кислородом еще не было. По отсутствии подробных сведений о методе изобретателя не предвидится возможность дать решительный отзыв к годности предлагаемого способа». Ученые предложили провести испытания смеси в академии. Но изобретатель к ученым не явился, поскольку как раз в те дни была отправлена заявка на лампу накаливания и пришел успех первых опытов в Адмиралтействе, на Волковом поле и Галерной гавани.

ПРИВЕРЖЕННОСТЬ

Неприятности сыпались одна за другой. Только что газеты всего мира протрубили о «новом» изобретении Эдисона — электролампе накаливания, тоже угольной. Он подал заявки во все страны мира, но в России, Англии, германских княжествах ему было отказано, там запатентовали лампу Лодыгина. Эдисон может получить привилегию лишь на усовершенствование в системе электроосвещения. А вот в США, оказывается, патент Лодыгина товарищество оплатить забыло. Но и там у Эдисона большие проблемы — предприниматели Англии, Германии, Франции начали штамповать лампы накаливания и, не желая упускать барыши, включились в судебные процессы с Эдисоном. В результате первый американский патент на лампу накаливания был аннулирован. А второй, полученный в 1887 году, не долго радовал изобретателя — через несколько лет стало известно о лампе Лодыгина с нитью из тугоплавких металлов.

Крушение надежд, забывчивость публики, недоверие. Все пережил Лодыгин. Он работал то слесарем Петербургского арсенала, то разнорабочим на патронном заводе, то техником на металлургическом заводе. Ему хотелось изучить металлургическое производство, он уже тогда начал искать новую нить накала — это будет достойный ответ Эдисону. Приняв предложение Яблочкова, он идет на его завод техником, и корреспондент «Нового времени» с удивлением замечает, что здесь дружно работают все соперники Яблочкова по электроосве

щению — Чиколев, создатель дуговой дифференциальной лампы, которая нашла применение в прожекторах, и Лодыгин. «Сотрудничество умов выгоднее человечеству, нежели соперничество ».

Общая работа была началом единения русских электротехников и перед иностранными монополиями, наводнявшими Россию электротоварами, и перед равнодушием своего правительства. В 1880 году они создали электротехнический отдел в Русском техническом обществе, журнал «Электричество», начали проводить систематические электротехнические выставки. Лодыгин становится активным популяризатором электротехники.

В лаборатории завода Яблочкова он создает самые совершенные угольные лампы, обработанные по особой технологии. Светят они 1000 ч и больше, а мощность потребляют меньшую, чем лампы Свана, Эдисона, Максима. На Венской электротехнической выставке они оказались лучшими. Резонанс за границей столь велик, что русское правительство награждает Лодыгина орденом Станислава — редчайшее признание для русских изобретателей, которые, как верно писали газеты, «все без средств и без помощи».

Теперь только бы работать... Но в 1884 году Лодыгин опять неожиданно уезжает во Францию. Друзья связывают его отъезд с арестом С. Кривенко за участие в изданиях «Народной воли» и слежкой за его окружением.

На чужбине, где он пробыл 23 года, Лодыгин был и предпринимателем, и простым рабочим, и техником, и инженером. Работал на автомобильном заводе «Клеманс», на вагонном заводе, на заводе аккумуляторов. Был инженером-консуль-тантом фирмы «Вестингауз» по электроосвещению, руководителем строящихся электроламповых заводов. Наконец, накануне отъезда на родину стал инженером по электрооборудованию на постройке Нью-йоркского метро, а затем старшим химиком кабельного завода.

«Официальная газета» патентного ведомства США то и дело публиковала патенты Лодыгина. Первые три заявки он подал еще в год приезда в Америку — на угольные нити и технологии их изготовления.

Он первым наметил два пути совершенствования ламп — за счет улучшения световых качеств угольной нити путем обработки ее солями металлов и металлоидов и открытия способов изготовления нитей из тугоплавких металлов.

В 1890—1893 годы он отправил в разные страны заявки на нити из

тугоплавких металлов — вольфрама, молибдена, а также платины, покрытой тугоплавкими металлами в различных комбинациях.

На Всемирной парижской выставке 1900 года фурор произвели лампы Лодыгина с молибденовой нитью. Узнав об этом, Петербургский электротехнический институт заочно присуждает ему, эмигранту, звание почетного инженера-электрика.

По возвращении на родину его приглашают преподавать в Петербургском электротехническом институте. Но в 1907 году, после поражения революции, человек с народническими взглядами оказывается здесь мало уместным. Лодыгин поступает на должность второго инженера в управление строительства трамвая.

С 1910 по 1917 год, последний период пребывания в России, он работал вторым помощником заведующего подстанцией. Отпуск за 10 лет он брал дважды. Один использовал для командировки от управления земледелия и землеустройства в Олонецкую и Нижегородскую губернии. Там Лодыгин разработал предложения по развитию кустарных промыслов и крупной промышленности, по электрификации и строительству ГЭС на водопаде Кивач. Второй отпуск провел в Тамбове на родине — родни там уже не было, просто звала душа.

Последнее известное изобретение Лодыгина, его давняя мечта — летательный аппарат вертикального взлета, четыре электродвигателя с питанием от генератора, соединенного с двигателем внутреннего сгорания мощностью 20 л. с. Автоматическое управление на базе ртутных приборов — родоначальников автопилотов. Аппарат собиралось строить военное ведомство, но начинается война, затем Февральская революция. А накануне Великого Октября Лодыгин выезжает в США. В 1923 году журнал «Телеграфия и телефония без проводов», выходивший в Нижнем Новгороде, перепечатал из американской газеты некролог: «А. Лодыгин, член Всемирной электротехнической ассоциации и почетный член Русского электротехнического общества, скончался 16 марта 1923 г. ...Он изготовил лампу своего изобретения в России и Франции... Умер 76 лет один из плеяды русских изобретателей по электротехнике 80-х годов...»

Уже недавно, в 70-е годы, в нашу страну из США приезжал престарелый родственник Лодыгина. Он сообщил работникам Политехнического музея в Москве, что с опозданием выполняет последнюю волю Александра Николаевича — передать поклон родной русской земле.

15

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?