Техника - молодёжи 1993-09, страница 55




Техника - молодёжи 1993-09, страница 55

снова, но комната продолжала спать. И тогда, в третий раз, так оглушительно забарабанили изнутри, словно кто-то отчаянно захотел разнести холодильник на маленькие кусочки.

Сразу же распахнулась дверца одежного шкафа, с грохотом полетели с полок целые штабеля книг, бешено закачалась люстра, вся вода выплеснулась на подоконник, и герань очень громко забилась ветками о стекло...

А когда дверца холодильника чуть не выломилась от напора, с каким ее помогали открыть изнутри, в грохоте выкатившихся на пол банок ухо различило бы и еще один странный звук. Точно бешеный разъяренный кот прыгнул из холодильника и с визгом пронесся по всей прихожей. Потом кто-то маленький и мохнатый встряхнулся и, стуча зубами от холода, закричал:

— Да что вы тут все поумирали? Дыр-дыр-дыр...

— Похоже на то... что мы все... заснули мертвым сном, — растерянно извиняясь, ответил сонный и довольно ехидный голос, который мог принадлежать старому хитрому гному.

— Нет, это луна...— донесся из комнаты совсем детский взволнованный голосок.— Это луна пропала... Она будит всегда первыми нас с Прозрачником, а потом уже просыпается Летун на полке. Но сегодня луна куда-то запропастилась...

— Хорошенькое дело! Запропастилась! А если бы она совсем пропала? Я бы замерз в ледышку!

— Но ее нет до сих пор! — ответили с подоконника.

— Однако же... мы проснулись и без луны,— сладко зевая, прошамкал с достоинством невидимый хитрый гном — Мне кажется, не помешало бы еще поспать..

— Поспать? Вам бы только спать! Дыр-дыр-дыр... А проснись вы минутой позже, что бы со мною стало?

— А ты разве не приспособился до сих пор? — спросил сверху Летун, очевидно уцепившийся за плафон, потому что плафон в прихожей начал бешено раскачиваться туда-сюда.— Я уж думал, ты совсем привык к морозу... Вон и шерсть зимнюю отрастил...

И тут все увидели чудо. Как в сильный мороз усы с бородой покрываются легким инеем, гак и сейчас вдруг стало отчетливо видно в лунном свете, просочившемся через дверь кухни... Да, это было заросшее густой шерстью на подбородке и на щеках лицо Морозилки — белые густые брови; ресницы, тоже покрытые инеем и окаймлявшие темный провал... Провал глаз, но на месте глаз была пустота, и так как сам Морозилка по-прежнему стоял у открытого холодильника, то в дырочках глаз видна была черная банка шпрот с желтыми буквами... А когда Морозилка сдвинулся, то из глаз засочился свет от лампочки в холодильнике. И гочно пушистая снеговая маска вокруг глазниц — покрытая инеем медвежья шерсть на маленьком подбородке и круглых щеках. Иней таял, таял... и через минуту все пропало.

— Жуть какая! — сказал Летун — Неужели я такой? Дай я тебя потрогаю...

— А ты думал...— сказал уверенно хитрый гном, как видно, тоже ощупывая со всех сторон Морозилку. — Приспособился, молодец... Шерсть густая...

— Приспособишься тут...— буркнул растерянно недовольный голос

— Шуба у тебя вся мокрая, фу...— сказал Летун и, видимо, взмыл тотчас же под потолок, потому что плафон опять начал бешено раскачиваться из стороны в сторону.

— Эй, ты! Поосторожней там...— взвизгнул плаксиво гном.— Мне побелка в глаза посыпалась...

— Ему побелка...— обиделся тот, кто, кажется, начинал согреваться,— ему побелка, видите ли, в глаза попала... А просидел бы, как я... двадцать четыре часа подряд...

— А кто тебя заставлял там сидеть? Кто мешает тебе жить в шкафу?

— В вашем шкафу я жить не собираюсь!

— Ну-ну... Оставим мелочные обиды! — сказал наставительно хитрый голос — И пожалуй, надо закрыть холодильник...

Дверца хлопнула, в прихожей сделалось совсем темно.

Из кухни тоже не сочился свет, потому что луна зашла за тучу.

Две красные точки поплыли в прихожую из чуть приоткрывшейся кухонной двери.

— Ты не прав, Морозилка! — прозвенел приблизившийся детский голосок, и два цветка герани стали различимы на фоне белой крашеной дверцы.— Помирись со всеми!

— А ты что же, всюду с собой таскаешь эти два цветка? — довольно невежливо пробурчал свое Морозилка.

— Ты не прав! — продолжал звонкий голосок — Прости Шкафовника и переселяйся в шкаф!

— Обязательно! — подтвердил Летун —Я тоже очень боюсь, что ты замерзнешь!

— Помиримся же, друзья! — подхватил хитроватый голос.— И пусть в нашем доме наступит мир!

— Ни за что! — с обидою возразил тот, кто все еще стучал зубами.— С каких таких пор эта тюрьма сделалась нашим домом?

— Конечно, мы жили не здесь...— откликнулся с потолка Летун.

— Не здесь...— сказали тоненько с подоконника.— Там были совсем другие цветы... И я тоже хочу домой.

— Но как мы сюда попали, черт побери?! — горестно закричал Морозилка.— Хоть кто-нибудь из вас помнит? Когда мы начнем что-то предпринимать? Пора наконец что-то делать!

— Конечно, надо! — напыщенно сказал Шкафовник.

— И хватит делать из Морозилки дурака! А кто вам вообще сказал, что меня зовут Морозилка? Разве это мое имя?

— И мое...— тихо донеслось с подоконника.— Мне тоже все время кажется, что оно... не было таким ужасным...

Все замолчали, словно и в самом деле ожидая какого-нибудь ответа. Ведь каждый из них забыл о себе все, даже имя...

Морозилка тяжело вздохнул.

Летун чихнул.

Красные огоньки Подгеранника поплыли прямиком к холодильнику.

— Что ты ходишь туда-сюда? — вспылил Морозилка.— И вообще, какого черта мы тут застряли? Давно уж пора домой...

— Быть может, и так...— ответил уклончиво голос хитрого гнома.— Но так как мы живем здесь... это и есть наш дом. Поэтому прежде всего я готов принести извинения Морозилке... и приглашаю каждого, кто пожелает, поселиться со мной в шкафу. А потом... Если все сложится хорошо, подумаем и о возвращении домой...

— Но для этого надо вспомнить, где наш дом,— сказал Летун.

— И как мы сюда попали,— подтвердил Морозилка.

— И кто мы такие на самом деле...— добавил тоненький голосок Подгеранника.

— А тогда уж можно будет подумать о путешествии! — заключил старый гном.

И все зевнули. Все зевали сладко и звонко в полной, хоть глаз коли, темноте, потому что луна так и не появи-тась в окошке и ее светящийся желтый шар не заполнил комнату своим сиянием, которое оживляет духов. И, как всегда было в таких случаях, привидения начинали зевать, слабели и, совсем потеряв силы, погружались в беспробудный сон, который длился, как правило, до следующей лунной ночи.

Глава 2. Кто такие и откуда

Целых три дня накрапывал дождь, тучи плотно закрывали небо, луна не показывалась, и в комнате раздавался только чуть слышный храп.

На четвертый день ночной ветер раздул облака. В черном проеме неба засияла одна-единственная звездочка, и ее тонкий луч, пронзив стеклянную банку с водой, разбудил Прозрачника.

Вода выплеснулась из трехлитровки, и в лужу, которая

52



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?