Техника - молодёжи 1977-09, страница 46

Техника - молодёжи 1977-09, страница 46

Корпус доменных печей Баранчин-ского завода, построенный в 1831 году под руководством архитектора Александра Комарова. При планировке здания была предусмотрена возможность четкой организации производственного процесса. Две домны, разделенные помещением воздуходувных машин, являлись центром всей композиции. По обеим сторонам их симметрично располагались литейные цехи. При такой схеме максимально сокращены пути движения продукции, созданы определенные удобства для работы.

Чугунные литые колонны (дорического стиля), поддерживающие водонапорный бак в Елизавето-Пожев-ском заводе. Бак со стороны проезжей дороги украшен аркой на чугунной плите с литой маской льва. Это гидротехническое сооружение было построено в 1839 году по проекту крепостного архитектора Луки Мальцева.

Да что-то не сильно двинулось дело — может быть, уперся народ в желании по своему разумению гнездо вить, а скорее само начальство не очень настаивало: себе дороже.

Классицизм оставил по себе немалую память и в архитектуре уральских церквей, но большинство заводских храмов, сохранившихся по сей день, — это создания так называемого «русско-византийского» стиля. Многие из них, закопченные дымами домен и паровозов, торчат среди цехов, другие — на зеленых пригорках, в окружении разномастных крыш и огородов. Едучи по населенным концам Урала, то и дело видишь их плечистые силуэты, увенчанные мощными шеломами. К слову сказать, редкий из пишущих по части архитектурной старины не лягнет этих «русовизантийцев» за «казенность», «тяжеловесность» и иные грехи. А ведь эти храмы — драгоценные свидетельства пробуждения русского художественного самосознания. После векового господства на нашей земле чужеземных стилей — пусть самых утонченных и прекрасных — национальное зодчество начало возвращение «на круги своя». То было тяжкое высвобождение — каждый архитектор того времени нес в себе груз западнического воспитания, заемных вкусов, прочитанных книг, в которых утверждалось, что вся русская старина есть порождение либо татарщины, либо «норманизма». Каждый архитектор вслепую тыкался среди какофонии стилей, нутром пытаясь угадать тот единственный облик, который воплотил бы в себе русскую душу. Эти напряженные искания ярко отобразились в грузности церквей того времени — храм как бы «заземляется», стремится не столько к небу, сколько к укоренению в почве, в том живоносном слое родной земли, которым крепок трудящийся народ. И среди этих «угрязших» в каменистые всхолмия Урала церквей

немало замечательных созданий — храм Александра Невского в Нижнем Тагиле, соборы в Каслях, в Нижней Салде, во многих других поселках и городах.

Это небольшое отвлечение о церквах имеет прямое отношение к основному предмету нашего разговора —• к памятникам промышленного зодчества. На ум невольно приходит догадка насчет их общей печальной участи. Ведь могут найтись (да и нашлись уже) люди, которые презрительно уронят: «Эта фабричная казарма далеко не замок Сан-Суси, стоит ли хлопотать вокруг нее?» И разнесут, скажем, демидовский цех в кирпичную крошку, сломают старинные ворота Выйского завода или уникальную заводскую тюрьму (то и другое в Нижнем Тагиле). Да, действительно, сложенный из грубого плитняка каземат — это 'не прихотливо украшенная ротонда. Но это памятник нашей истории, свидетель жизни наших предков. Эти выщербленные стены, эти угасшие купола созданы руками русского рабочего, наверняка не мечтавшего о «просвещенном» потомке, который однажды ударит в творение его рук стальной чушкой только потому, что «это не Сан-Суси». На то, что построили предки, у нас права временного владения — все хоть как-то, хотя бы и косноязычно, повествующее о русском прошлом, принадлежит не только нам, но и грядущим поколениям.

Мало уже тех, кто работал на старых полуфеодальных заводиках. Скоро и они уйдут. Останутся только затянутые мелколесьем выработанные рудники, осыпавшиеся шахты и обветшалые с;тены. Сюда придет молодежь и услышит их внятный язык: три века назад в безлюдные дебри пришли с топорами за поясом лапотные мужики со всех концов России и, навалившись скопом, поставили в основание державы рудный камень, на коем зиждется ее могущество и по сей день.

Сохранить многочисленные памятники промышленной жизни народа — наша сегодняшняя задача. Уже есть планы создания своеобразных заповедников заводской старины, и есть зачало: подновили, обнесли коваными оградами остатки механической фабрики в Свердловске. Сысертские рабочие по собственному почину отремонтировали и поставили на вечную сохранность домну Северского завода, построенную в 1861 году. Хотят устроить музейную зону на территории завода имени Куйбышева в Нижнем Тагиле, думают даже пустить на рельсы «пароходный дилижанец»—-копию первого черепановского паровоза...

(Продолжение на 62 стр.)

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?