Техника - молодёжи 1993-10, страница 24

Техника - молодёжи 1993-10, страница 24

и с единым двигателем. В 1908 году построили по проекту Джевецкого «Почтовый», который не стал применять РДП,— в цилиндры двух бензо-моторов подавался сжатый воздух, хранившийся в 45 баллонах, а отработавшие газы выбрасывались за борт. Запаса воздуха хватает на 5 ч подводного хода со скоростью 6 узлов, однако за лодкой оставался демаскирующий ее пузырчатый след, да и двигатель оказался излишне шумным. Подобный двигатель, но работавший на кислороде, предложили флотские инженеры JI. Мациевич и Б. Журавлев, задумав заодно «использовать избыток кислорода и азота, находящийся в отработавших газах, чтобы снова пустить их в дело». Запасенные воздух и топливо должны были поступать в дизель-моторы, а отработавшие газы — в резервуар, где углекислота и вода отделялись и выбрасывались, а к кислороду и азоту добавляли свежий кислород, и процесс повторялся. Начальник Главного морского штаба отметил: «Очень заманчивое предложение, требующее тщательных испытаний и проверки». Однако, устраивая конкурсы проектов новых субмарин, Морской технический комитет отдавал предпочтение тем, которые можно было быстрее претворить.

В 1914 году чины Морского министерства лицезрели действующий единый двигатель для подводной лодки, созданный 24-летним слушателем учебного отряда подводного плавания мичманом М.Н. Никольским («ТМ», № 3 за 1976 г.). 30 апреля на заседании механического отделения Главного управления кораблестроения ему предложили «довести двигатель до ума», на что тот попросил 4 месяца. А в августе разразилась война...

Тем же курсом

О едином двигателе если и забыли, то не навсегда. Историк советского подводного флота капитан 1-го ранга В.И. Дмитриев установил, что в 30-е годы инженер С.А. Бази-левский создал «Редо» — регенеративный единый двигатель особого назначения, который в августе 1938 года установили на экспериментальной подводной лодке XII серии С-92. Это был дизель, работавший на газовой смеси; лодка успешно прошла испытания, несколько раз

выходила в море.

— В 20-е годы сведения о работах Никольского осели в архиве, и нам пришлось все делать заново,— рассказывал мне доктор технических наук, профессор Базилевский — Насколько правильно он действовал, видно хотя бы по тому, что мы, не зная о его трудах, пошли тем же путем. Однако Никольский опередил свое время, ведь прошло 25 лет, прежде чем нам удалось создать достаточно надежную герметичную, бесследную и малошумную установку.

По мнению Базилевского, основной просчет Никольского состоял в том, что он не учел важного обстоятельства — баллоны со сжатым кислородом займут больше места, чем аккумуляторы, что отрицательно скажется на дальности плавания лодки в подводном положении и начисто сведет ее ожидаемые преимущества перед дизель-электрической. Другое дело — сжиженный кислород, но в 1914 году о нем могли только мечтать...

Не умели тогда и пополнять его запас в открытом море. Только в конце 30-х годов кораблестроители создали малогабаритную кислородную станцию для субмарины. Удалось решить

Игорь БОЕЧИН

Группа Базилевского приступила к проектированию единого двигателя в 1935 году, смонтировала его на С-92 через 3 года. А что в этом отношении тогда делалось в других странах?

В том же году Англия и Германия заключили соглашение, по которому «третьему рейху» разрешили строить субмарины, а уже в следующем году профессор Г. Вальтер представил проект парогазовой турбины для подводной лодки. Трудно поверить, что немцам удалось столь скоро справиться со столь сложным делом, видимо, они не один год готовились к отмене статей Версальского договора, запрещавшего Германии иметь подводный флот В установке Вальтера окислителем служила 80-про-

и проблему бесшумности, оснастив механизмы специальными амортизаторами — промышленность таких не выпускала, не было и особых сортов резины. Их тоже пришлось разрабатывать.

— Сделали мы и аппаратуру для автоматического регулирования состава рабочей смеси и контроля за ней,— вспоминал Базилевский.— Пожалуй, только в условиях нашей страны можно было справиться со столь сложной научно-технической проблемой, опередив зарубежных коллег по меньшей мере на 8 — 10 лет...

Так что не стоит толковать о рутине и косности чинов морского министерства, Технического комитета и управления кораблестроения — они верно определили пути развития энергетических установок для подводного флота. Но посчитали, что совершенствование единого двигателя займет годы, тогда как понадобились десятилетия. А когда началась первая мировая война, флоту стало не до того — ему потребовались освоенные промышленностью дизель-электрические субмарины. Так, впрочем, произошло и с С-92, которую в 1942 году сдали на консервацию...

центная перекись водорода, которая разлагалась в камере на водяной пар и кислород, последний сжигался с жидким топливом, в которое впрыскивалась питательная пресная вода. Образовавшаяся горячая парогазовая смесь под высоким давлением затем поступала в турбину, потом охлаждалась. Вода возвращалась на исходную позицию, ненужная углекислота удалялась за борт. Проект Вальтера сразу заинтересовал моряков. «Мы ухватились за него и добились того, что командование военно-морским флотом энергично поддержало это исключительно важное изобретение»,— вспоминал гросс-адмирал К. Дениц. В 1937 году немцы приступили к созданию лодок Вальтера, но

ПАРАЛЛЕЛЬНЫМИ КУРСАМИ

21

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?