Вокруг света 1955-01, страница 12

Вокруг света 1955-01, страница 12

Дом, где жил Моцарт.

...Осматривая Прагу, ■нельзя не остановиться у дома, носящего название «У двух солнц»; солнце, луна, золотые ключи, львы, страусы и прочие эмблемы ремесленных мастерских пестрят на старинных домах Праги. В доме «У двух солнц» жил и работал Ян Неруда, чешский классик-демократ, остро обличавший в своих повестях стяжательство, косность, ханжество пражской буржуазии, тупость австрийских чиновников. Прага была тем очагом, где наперекор чужеземному гнету развивалась чешская национальная культура.

А можно ли побывать в Праге и не посетить большой, украшенный барельефами дом на Гибернской улице! Кто не знает этот дом? Здесь в 1912 году под руководством В. И. Ленина проходила шестая Всероссийская партийная конференция, положившая начало партии нового типа, большевистской. Святыней новой эпохи стал Музей В. И. Ленина, разместившийся в двадцати залах. Тут есть зал, хранимый особенно бережно. В нем пять простых столов, книжный шкаф, этажерка, бюст Маркса. В этих стенах выступал Ленин. По трогательно-прекрасному обычаю, установившемуся в Праге, сюда, в Ленинский зал, приходят пионерские дружины на церемонию вручения галстука.

— Помни, — говорят ребенку при вручении, — всегда помни, где "ты получил красный галстук.

Тысячи пражских ребят стали пионерами здесь и на всю жизнь сохранят память об этом.

Нужно много дней, чтобы осмотреть все примечательное в Праге, оценить все ее красоты. Хороша Вацлавская площадь в центре столицы, точнее — расширенная улица, обсаженная деревьями, ведущая в гору, к импозантному зданию Национального музея. Расположенный на холме, он кажется еще выше, и купол его, обрамленный у основания скульптурами, виден издалека. Разнообразие пражского рельефа создает там и здесь, иногда рядом с шумным проспектом, поэтичные закоулки, — за углом видишь вдруг улочку, ниспадающую лестницей, сады, висящие карнизами, набережную, продетую сквозь «ушко» пробитого в скале тоннеля. Хороши и острова на Влтаве — особен-

Статуя Брунцвика на Карловом мосту.

но один, Камне, отделенный от берега узкой протокой. Дома по обе стороны поднимаются прямо из воды, вызывая в воображении Венецию, к реке спускаются ковры плюща, ветви раскидистой плакучей ивы.

Праге — прекрасному своеобразному городу, творению талантливого и трудолюбивого народа — десять лет назад угрожала гибель. Была весна 1945 года. Чешские патриоты, восставшие против гитлеровцев, еще цеплявшихся за Прагу, вели тяжелые, неравные бои, самоотверженно

сражались на баррикадах.

Гитлеровцы хотели разрушить Прагу. Радиостанция столицы звала на помощь. Недалеко, менее чем в ста километрах, стояли американские войска, вступившие перед тем в западную Чехию.

Они не двинулись с места. Но призыв услышали русские братья, советские воины, сражавшиеся в Германии. Танковые части маршала Конева, совершив беспримерный переход от подступов к Берлину, без отдыха, с ходу ворвались на улицы Праги. Проспектом Конева зовется ныне улица, первая принявшая героев. Это было 9 мая, на рассвете. Советские воины и чешские повстанцы, борясь плечом к плечу, добили фашистских разбойников. Злата Прага была спасена и возвращена народу.

Из множества памятников, которыми украшен город, выделяется один, самый молодой и полный глубокого смысла. В рабочем районе Смихов стоит на каменном постаменте советский танк — первый танк, вступивший в Прагу. Навеки остался он тут как символ дружбы двух народов, скрепленной кровью.

На проспекте Конева стоит гранитный обелиск. Здесь танкисты Конева пересекли черту города. Теперь проспект тянется дальше на запад, сверкают белизной новые жилые дома, поет стрела, подающая кирпич. За десять лет Прага выросла, стала еще краше.

Особенно широк размах стройки в заводских районах восточной и южной Праги. Недалеко от места, где была «немая баррикада», описанная в одноименной повести Яна Дрды, — баррикада, где бойцы стояли насмерть, выросли новые дома — целые кварталы. Еще недавно между районами Панкрац и Подоли был обширный пустырь. Теперь эти две части Праги слились. По новому проспекту имени генерала армии Еременко на километры тянутся пята-шестиэтажные дома, стоят новые шкоаы, детские дома, сады и ясли. В районе Вршовицы есть место, которое при капиталистах иронически называли «Эдемом». Здесь были самые нищие трущобы Праги — скопление хибарок из фанеры, ржавого железа, обломков досок. Сейчас тут широкие новые улицы, названные в честь советских городов — Краснодарская, Ереванская, Кишиневская, Львовская... Рядом — новый стадион.

Я разговорился однажды с рабочим Карелом Буржичем. Он жил прежде с семьей в дощатой хибарке, недалеко от богатых вилл.

10

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?