Техника - молодёжи 1944-01, страница 23

Техника - молодёжи 1944-01, страница 23

конструктор ЯКОВЛЕВ

Выдающийся советский авиаконструктор Александр Сергеевич Яковлев родился 19 марта 1906 года.

Техника с раннего детства пленяла душу ребенка, особенно после того, как он прочитал Робинзона Крузо и вместе с ним прошел наглядным образом первоначальную историю человеческой культуры.

В гимназии учитель математики привил Яковлеву вкус к математическому порядку. Джек Лондон, Уэллс, Майн-Рид, Жюль Вери, которыми зачитывался мальчик, воспламеняли его воображение, а история Кулибина, Стефенсона пробудила в нем жажду творческой деятельности. Яковлев начинает строить модели паровозов, вагонов, проектирует «вечный двигатель». Но все это, как в музее восковых фигур, остается мертвенно-недвижным и не радует сердце создателя.

Но вот будущему конструктору попадается настоящая большая книга по истории техники, где он находит описание и чертежи планера. Именно с этого и следовало начинать. Юноша строит модель и добивается успеха: модель полетел?. Но Яковлев не только прирожденный конструктор, он— организатор. Вдохнув жизнь в произведение своих рук, Яковлев заражает своим увлечением товарищей по школе. Они организуют ячейку «Общества друзей воздушного флота», добиваются разрешения взять с Аодынского поля разбитый, но настоящий самолет-истребитель сНьюпор-10» и начинают его изучать.

В 1923 году Яковлев оканчивает школу и чуть ли не в самый день окончания отправляется к известному в то время конструктору А. А. Пороховщикову, чтобы твердо заявить ему о своем желании стать инженером авиации-

— Все хотят быть конструкторами, — ответил ему Пороховщиков. — Начинать надо не с этого!

Дело было на аэродроме, конструктор был занят. Он так и не сказал, с чего же надо начинать, хотя юноша ходил за ним следом два или три дня.

В ту осень советские планеристы организовали планерные состязания в Крыму. Яковлев отправился к Н. Д. Анощенко, который строил планер собственной конструкции. В этой работе Яковлев и начал ему помогать, опираясь на свой детский опыт.

Во время работы с планером Анощенко, а затем и с планером собственной конструкции Яковлев познакомился с некоторыми слушателями Военно-воздушной академии. Среди них особую роль в жизни юноши сыграли знаменитый ныне конструктор С. В. Ильюшин и В. С. Пышнов, один из зиднейших теперь аэродинамиков. В лице своих новых знакомых он нашел замечательных учителей и остался им благодарным так искренно, что и до сих пор не берется решить вопрос: стал бы он конструктором, если бы не случилась эта встреча?

После новых состязаний в Крыму, где его планер имел успех, Яковлев начал работать в мастерских академии, потом стал мотористом в учебной эскадрилье на Центральном аэродроме. И эту школу чернорабочего в авиационном деле — от выравнивания летного поля до заправки самолета—юноша проходил с той последовательностью, которая так характерна для всей его творческой истории.

В те годы на Ходьвнском поле, возле аэродрома, был глубокий овраг, — сейчас таи здание аэропорта. В овраге лежали старые, брошенные в лом и новые, потерпевшие аварию самолеты самых разнообразных конструкций. Каждый вечер моторяст Яковлев со штангелем и тетрадкой в

кармане отправлялся на это кладбище самолетов, как в университетскую лабораторию. Переходя от одной машины к другой, разбираясь в причинах поломки не менее тщательно, чем в особенностях конструкции, он практически изучал конструкторское дело, пока ночь не прекращала его занятий.

Детсчое увлечение перерастало в страсть взрослого человека. Он отдавал очень много труда и времени не только самостоятельным практическим занятиям, но и книгам, лекционным запискам, которыми)снабжали его учителя. Таким образом, школа, которую последовательно проходил Яковлев и которую он сам себе выбрал, вовсе не была школой самоучки. Наилучшее доказательство этому — первая советская авиэтка, сконструированная Яковлевым и построенная под его руководством в летном отряде академии в 1926—1927 годах.

Первое создание молодого авиаконструктора — маленький двухместный биплан с мотором в 45 л. с.— имело какой-то воздушный, особенно летучий вид. Самолет настолько внушал доверие, что летчик-испытатель Ю. И. Пионтковский без тени сомнения 18 мая 1927 года сел за управление и поднял машину в воздух. Авиэтка Яковлева оказалась не просто пробной работой конструктора, но и некоторым достижением авиационной техники.

На ней были установлены два мировых рекорда для этого типа самолетов при перелете Москва—Севастополь: на дальность без посадки и на продолжительность.

Во время постройки самолета находилось, конечно, немало людей, недоверчиво следивших за работай Яковлева. Они считали своим дебитом требовать, чтобы мотористу запретили строить машину, по их мнению, обреченную на гибель при первом же испытании.

— Подумайте о людях, которые станут жертвами вашей смелости и легкомыслия! — говорили они конструктору.

Но конструкцию тщательно обследовал В. С. Пышнов и заявил, что он ручается за машину. Только тогда Яковлеву дали возможность достроить самолет.

Полное торжество конструктора открыло ему двери Военно-воздушной академии, куда он был зачислен в том же 1927 году.

Нет ничего лучшего для творческой судьбы человека, как рано найти свой собственный путь и, главное, держаться этого пути, хотя бы и необычного с общепринятой точки зрения.

«Я готов нарушить любой закон, если вещь от этого станет лучше!» говорил Бетховен.

Яковлев сообразно со складом своего ума нарушил канонический путь к конструкторскому мастерству уже тем, что начал с практических опытов, а затем перешел к приобретению теоретического багажа. В академии на первом курсе, сочетая теорию с практикой, он проектирует биплан, на втором — осуществляет конструкцию двухместного спортивного самолета сЯ-3». На этой машине в 1929 году был совершен беспосадочный перелет Москва — Минеральные Воды и установлен новый рекорд дальности — серьезное достижение для спортивного самолета. Наконец на четвертом курсе академии из рук Яковлева выходит четырехместный пассажирский самолет.

Благодаря такой системе, кончая курс в апреле 1931 года, он оказался конструктором с солидным опытом и разносторонней практикой.

Тем не менее молодой инженер, направляясь на серийный авиационный завод, берется еще не за конструкторскую, а за производственную работу в цехе. Это не

мешает ему в душе оставаться чистым конструктором, что вскоре и дает себя знать.

-Завод только что выпустил истребитель с мотором в 450 . л. с. Это был отличный по тому времени биплан, имевший скорость в 280 километров в час. В те годы конструкторская мысль не только у нас, но и за границей склонялась именно к этому типу истребителя, отдавая предпочтение не моноплану, а биплану.

Приглядевшись к новому истребителю, Яковлев решил, что моноплан с этим же мотором даст значительно большую скорость, даже если сделать его двухместным Конкретное, почти художественное мышление Яковлева подсказывало ему новое решение, которое шло вразрез с общепринятым мнением, и он стал производить расчеты. Ему стало ясно, что он прав* что моноплан с тем же мотором даст скорость 320 километров в час-

Летом 1932 года самолет «Я-7» был построен и вышел на аэродром. Летчик Ю И, Пионтковский подверг машину первым испытаниям. Все шло отлично, летчик был доволен и заметил, что, вероятно, скорость будет выше расчетной.

Тогда конструктор сам поднялся в воздух с летчиком и с лихорадочным возбуждением стал следить за показателем скорости. И вот перед глазами Яковлева появилась последняя цифра — 330.

Это был огромный успех. «Я-7» по скорости превосходил почти на 50 километров наш лучший истребитель и был одним из самых быстроходных самолетов в мире. Но во время демонстрации машины для широких авиационных кругов выяснилась и ошибка конструктора: увеличив столь значительно скорость, он не принял мер к усилению креплений элеронов. Элерон правого крыла оторвался в воздухе. Блестящее искусство летчика спасло машину от аварии. Пионтковский благополучно приземлился близ Ваганьковского кладбища Но комиссия, назначенная для расследования, не оценив всей работы конструкто-

23

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?