Юный Натуралист 1981-06, страница 19

Юный Натуралист 1981-06, страница 19

27

дения. И это касается не только зверей. Резного камня вокруг множество. В домах и среди надгробий. Старинные кладбища, когда-то окружавшие вершину горы, теперь перемежаются с домами разросшегося аула. Вертикальные плиты надгробий с пышной резьбой виднеются повсюду, иным около тысячи лет. Все это неиссякаемый источник узоров и орнаментов. Известно, что для обучения художника чувство прекрасного должно воспитываться у него с детства. Искусство, наверное, нигде не проникло так глубоко в жизнь людей, как в Кубачах. Музеем кажется аул с глухими переходами, вдруг оканчивающимися террасой, висящей над пропастью в воздухе. Аул на горе похож и на старинный замок, и на огромный корабль, плывущий среди облаков. Тяжелые граненые плиты, камни непомерной величины перемежаются в постройках с плетенными из хвороста балкончиками, террасами, переходами из одного дома в другой, висящими иногда на высоте трехэтажного дома. Каждый дом имеет два-три этажа, связанных лестницами — трапами и люками — точными деревянными конструкциями, которые снова напоминают нечто корабельное. Комнаты чисто и просто убраны. Но почти каждый предмет может быть экспонатом музея. В каждом доме есть и свой настоящий музей, где на полках стоят кувшины и чеканные блюда: кубачинской, персидской, индийской, арабской и турецкой работы; можно встретить средневековый персидский фаянс и современный кувшин — мучал с чеканной крышкой.

Кубачинцы — давние ценители и собиратели антикварной утвари. В комнате для гостей — «кунацкой», в любой детали — от черных закопченных балок на потолке до выложенного черными блестящими плитками пола, со швами, обведенными голубым,— чувствуется рука художника. Центр — украшенный тонкой каменной резьбой камин. Такой же, как в каком-нибудь европейском замке.

Красивы и одежды горцев, и их жилье, и они сами. Поэтому неудивительно, что все они художники, что профессиональным мастерством они начинают овладевать с младших классов школы или еще раньше. Малыши рисуют орнаменты, шестиклассники вполне прилично гравируют на медных блюдах традиционные или же свои собственные композиции.

Девочки с такого же раннего возраста учатся вязать. Толстые носки со своеобразной расцветкой вяжут все женщины аула — от старух до школьниц. Это чисто женское искусство. Но девушки пробуют работать и с металлом. Там, где не требуется большой квалификации, в мастерских много женщин. Да и изделия кубачинцев все дальше уходят от традиционных кинжалов и шашек. Кинжалы сейчас нужны только для националь

ных горских ансамблей. Основная же продукция — декоративные кувшинчики, шкатулки и женские украшения — браслеты, кольца и серьги, украшенные цветными камнями.

Интересно, как работает кубачинский мастер-ювелир. Для знаменитой резьбы нужен по-настоящему всего-навсего один маленький, похожий на узкую отвертку резец из твердой стали. Узоры мастер знает на память и даже предварительный рисунок на изделии ему не всегда нужен. Упирает в стол серебряную пластинку одной рукой, а другой резцом будто ковыряет ее острым краешком резца, делает полукруглую ямку. Свежесрезанная лунка серебра светится перламутром, рядом еще полукруглый срез, потом еще, и уже понятно, что каждая вырезанная ямка — это лепесток серебряного цветка. Тонкая, кропотливая работа, не терпящая неточности и переделок. Постепенно, час за часом, оживает узор, глубоко врезанный в металл. Иногда эти вырезанные углубления заполняют особым порошком — чернью, в основе которой все то же серебро. Нагревают изделия, и чернь, расплавляясь, заполняет ямки. Остынет, ее загладят, полируют, и вот уже цветы мархарая светятся на черном бархатном фоне.

Трудятся мастера на комбинате в мастерских, но почти у каждого дома есть свой уголок, где он сидит выдумывает, пробует новые приемы после работы. Потому что у настоящего художника нет «служебного» и своего времени, у него все время — работа. И даже когда зажигаются в ауле огни и вся гора светится окнами, повитая туманом и дымом очагов, то там, то здесь слышен перестук молоточков о маленькие ювелирные наковальни, то там, то здесь в окне видны мастера, склонившиеся над верстаком, мастера, выковывающие браслет или делающие оправу для камня. Долог рабочий день в горном городе мастеров, в древнем ауле Кубачи.

В. ЕСАУЛОВ Рис. автора

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?