Юный Натуралист 1982-03, страница 23

Юный Натуралист 1982-03, страница 23

23

время кормежки или на отдыхе. Издают медведи и тревожные звуки — сигналы опасности. Стоит кому-либо из медвежьей семьи подать такой сигнал, как все настораживаются, начинают прислушиваться и принюхиваться. Если опасность действительно существует, уходят из этого места.

Ранней весной еще повсюду блестят лужи и мягкая лесная почва, как губка, напитана водой. В густых ельниках еще долго лежит ноздреватый снег. В эту пору непросто найти сухое местечко. Маленькие медвежата, набегавшись по лужам, дрожат от холода, жалобно и нудно «мыкают»: «У-ум, у-ум, у-ум...» — просят у матери есть. Для кормления медведица хоть и выбирает место посуше, но не очень тщательно, иногда ложится прямо на хлюпающий мох. В хорошую же погоду непременно выберет место на солнцепеке. Ложится медведица на бок и поворачивает переднюю и заднюю ноги так, чтобы медвежата могли на них лечь. Промокшие и озябшие малыши тут же забираются к ней, отогреваются на теплых ногах матери и начинают довольно стрекотать: «Ер-ёр-ёр-ёр...» Наевшись, они тут же засыпают.

Медведица не столь обходительна с медве-жатами-второгодками. Связь с ними у нее уже не такая прочная. Да и они часто отходят далеко в сторону, но все же потом догоняют ушедшую мать по следам. Осенью медвежата весили 35—40 килограммов, а сейчас, весной, похудели до 28—30. Но зато сколько энергии! Они постоянно рыщут по сторонам, разрушают гнилые пни, переворачивают колоды и камни, ковыряются в лесной подстилке в надежде отыскать что-нибудь съестное. Медвежата уже много знают и в случае опасности убегают или взбираются на высокое дерево, где тихо отсиживаются. Более всего они боятся взрослых медведей. Пугаются также всякого крупного зверя — кабана или лося. Идущего по лесу человека медведи слышат очень далеко и заранее прячутся, но, увлекшись чем-нибудь, мишка, особенно молодой, может подпустить человека вплотную, а потом, испугавшись, напролом, с треском удирает в лес.

В это же время покидают «зимнее жилье» медвежата третьего года жизни, впервые зимовавшие в берлоге самостоятельно. Разрыв семейных связей происходит в конце мая—июне месяце, когда у медведей начинаются свадьбы. Медведица уходит, а полуторагодовалые медвежата остаются жить сами. Нередко по двое ходят они до глубокой осени и даже могут вместе лечь в одну берлогу. Но уже весной, когда приходится с таким трудом разыскивать корм, пара распадается — так им легче прокормиться. Медвежата-третьегодки весят весной 55— 65 килограммов.

Чем же обусловлен тот факт, что медведи

разного пола и возраста уходят весной от берлог в разное время? Оказывается, есть причины.

Во-первых, удобных мест, рано освободившихся от снега, в угодьях не так много. Их и занимают в первую очередь наиболее сильные звери. Слабый, если придет на такое место, изгоняется и вынужден будет бродить по еще заснеженному лесу — напрасно тратить силы. У берлоги же такой медведь мало передвигается и тратит энергии значительно меньше, а значит, имеет больше шансов благополучно закончить зимовку.

Во-вторых, медвежата-сеголетки выходят из берлог очень маленькими и не способны долго идти по глубокому снегу.

В-третьих, весной, как никогда в другое время года, существует опасность быть съеденным другим, более сильным медведем. Поэтому второгодки с матерью и уже самостоятельные медвежата третьего года жизни уходят от берлог позже, после того как крупные самцы распределятся на своих местах, а в лесу появятся проталины, где можно кое-чем поживиться.

Таким образом, разные сроки ухода медведей от своих берлог оказываются полезными для благополучия всей популяции медведей.

Ранней весной уходят мишки от своих берлог по снегу, и в это время предоставляется редкая возможность потропить зверя — прочитать по следам о его поведении в важный период жизни.

В. ПАЖЕТНОВ Фото автора

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?