Костёр 1988-11, страница 38

Костёр 1988-11, страница 38

самым простым инструментом: топором, теслом, долотом, скобелем, сверлом. Уважающий себя мастер даже пилы не признавал.

О трафаретах и шаблонах тоже не имели понятия. Рисовали на память. Сначала делали на бумаге эскизный набросок, по нему четко рисовали фигуру или узор, который иглой прокалывали по контуру и переводили на доску легким похлопыванием по рисунку мешочком с угольной пылью. Затем долбежкой пробивали рисунок, убирали все лишнее и отделывали «вчистую». Как прост секрет красоты! А повтори, попробуй...

Приглашение в избу

До сих пор наши рассказы вокруг избы ходили. Теперь пора поближе с ней познакомиться. Что там внутри бревенчатого сруба?

Для этого приглашаю вас в мой дедовский дом. Стоит он на холме в приволжском селе Деревягино. Изба срублена в начале века по всем стародавним плотницким законам.

Основные части дома таковы: изба, сени, клеть, подклеть, подполье. Подклеть, или

двор — обширное помещение под домом. Оно предназначалось для домашнего скота. Подполье — своего рода холодильник. Здесь хранятся съестные припасы.

Перед дверью, ведущей в сени, устраивается крыльцо. Вот какое оно нарядное с лест-ницей и резным рундуком (крытая площадка).

Открыв дверь, мы попадаем в сени — своеобразную прихожую,— где хозяева часто хранят посуду и инструмент.

Налево от сеней клеть — большая кладовая. Сундуки с имуществом и «сусеки» (закрома для зерна) точно указывают на ее назначение.

Направо от сеней сама изба — жилая комната. Не забудьте наклониться, переступая порог.

Первое, что видим мы,— это

печь. Она занимает четвертую часть избы. По диагонали от печи располагается передний — «красный» — угол. Тут же стол. Вдоль стен идут плотно прикрепленные к ним лавки. Параллельно лавкам выше окон — полки для мелких вещей. В другой части избы от печи до боковой стены укреплен под потолком деревянный настил — «полати», любимое место для отдыха в русской семье.

Надо сказать, что каждая часть избы имеет свое назначение.

Передний угол — самый почетный. Здесь совершались важнейшие события в жизни семьи. Пространство от устья печи до передней стены считалось женской половиной. Им хозяйничать у печи. А вот широкая украшенная резной конской головой лавка, что идет от входной двери до боковой стены,— мужская. На этой лавке спал хозяин дома, тут же плотничал или что-то мастерил.

Большая дедовская семья — одних детей было двенадцать человек — трижды в день собиралась за длинным столом в переднем углу. Рассаживались по старшинству, ели из общей миски деревянными ложками, под ложку подставляя кусок хлеба.

Еда была самая простая: щи, кулеш — жидкая пшенка, хлеб. Вставали ни свет ни заря, завтракали куском хлеба и кружкой молока. При этом дед говорил: «Дневную еду еще заработать надо». Прямо за утренней трапезой он же распределял обязанности членов семьи на текущий день. От мала до велика каждый имел свое дело. Праздных не было.

Чугуны, глиняные плошки и миски, кринки, ковши аккуратно расставлены на полках. Они как будто только что убраны со стола. Но этими старинными предметами мы пользуемся редко. Теперь они так же, как стол, лавки, полати,— память о прошлом.

Но, конечно, главный памятник дома-вековика — это ма

тица. Помните? Опора для потолка. Издавна на Руси существовал обычай: отправляющийся на опасное дело из дома должен был подержаться за матицу для удачи. Дедовы сыновья, дядья мои, уходя на войну с фашистами, тоже прикасались к матице, обещая победить и вернуться домой. До сих пор могучий брус хранит тепло их ладоней.

От печки

Отдельное слово о печи. Она занимает важное место в избе, пользуется уважением в народе. Не случайна присказка: «Эх, выругался бы, да печь в хате».

Почтение к русской печи по заслугам. Она дом нагревает, пищу варит, хлеб печет, зерно и одежду .просушивает и еще... Расскажу-ка я вам коротенькую историю.

Тогда я был совсем маленьким и приехал в деревню в первый раз.

Случилось так, что моя бабушка простудилась и слегла. Однако, от всяких лекарств и микстур отказалась. «Настя придет с покоса и меня выправит»,— говорила она.

Вот пришла, наконец, Настя, большая сильная женщина, а я играть побежал. Долго играл, а когда захотелось есть, примчался домой.

Помнил — в печи чугунок с вареной картошкой стоял. Отодвинул заслонку, а там, в печи — ...бабушка.

Перепугался — страсть! Вылетел на улицу и кричу не своим голосом: «Мама! Настя бабушку испекла!»

Успокоила меня мама. Зашли мы в избу, а там уже и бабушка сидит — живехонька. Она, оказывается, парилась в печке по Настиному совету.

Вот так печь! Она при случае и вместо бани может послужить.

...Есть такая поговорка — «от печки», то есть с самого начала, и мы от печки начнем рассказы о домах разных народов нашей огромной многонациональной страны.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?