Юный техник 1966-02, страница 8

Юный техник 1966-02, страница 8

Джон Эриксон.

тому, что в 100-дневном импульсе изобретатель сконцентрировал свой 40-летний инженерный опыт. Машины и устройства «Монитора» были новинками дли техники тех лет, но не для Эриксона.

Машины окружали его с детства. Он родился в сердце горнодобывающего района Швеции. Первое свое изобретение — модель лесопилки — Эриксон сделал в 11 лет. Дальше изобретения посыпались как из рога изобилия.

В 1826 году после службы в армии Эриксон переехал в Лондон и там изобрел и построил паровой пожарный насос, эхолот, гидростатические

весы, станок для насечки напильников, дистиллятор, холодильные машины. Он много экспериментировал: пытался передавать энергию на расстояние с помощью сжатого воздуха, приспособить центробежный вентилятор для нагнетания воздуха в топку нотла, построить паровой роторный двигатель.

Однако наибольшую известность в инженерных иругах ему принесло участие в знаменитой гонке 1829 года. Тогда против стефенсоновской «Ракеты» он выставил локомотив «Новелти», спроектированный и построенный за несколько недель. Хотя вместо требуемых 16 км/час «Новелти» развил 48 км/час, победа и премия достались не Эриксону. Комиссия предпочла «Ракету», которая с грузом 70 тонн развила скорость 21,6 км/час.

В 1830-х годах внимание Эриксона привлекли морские изобретения, и прежде всего — гребной винт. Он ясно понимал, что гребные колеса на океанских кораблях — недоразумение. Они тихоходны, требуют гро-моздких паровых машин, легко ломаются под ударами тяжелых океанских волн. Но, к сожалению, доказать это другим было нелегко.

Даже после успешных испытаний винтового катера на Темэе один из лордов адмиралтейства заявил, что «винт совершенно бесполезная вещь, поскольку тяга, приложенная в корме, делает невозможным управление судном». Зато американские моряки оказались порасторопнее. Быстро оценив важность этих опытов, они предложили Эриксону строить винтовые корабли в Америке. Так изобретатель оказался за океаном.

ПУТЬ ОТКРЫТ!

Помиите, друзья, обложку нашего первого журнала за »тот год! Мы задавали вопрос, который волновал весь научный мир: что сообщит о себе Луна в 1966 году! Прошло совсем немного времени, и вы видите — Луна заговорила, она послала на Землю первые ответы. Проведенный станцией «Луна-9» телерепортаж из района Океана Бурь позволил впервые в истории вблизи рассмотреть лунную поверхность.

Какая же она. Луна! Мы видим на фотографии разбросанные камни, множество холмов, впадин. Луна — неровная. Ни в один из телескопов, как бы ни усовершенствовали их астрономы, нельзя было подробно рассмотреть эти неровности. Правда, на основе спектральных расчетов ученые догадывались, что поверхность Луны шероховатая. Однако до полета оЛуны-9» это были только предположения.

А пыль! Помните, сколько говорили о лунной пыли! Предполагали, что если ракета сядет на поверхность Луны, то она, возможно, не сумеет работать нормально, так как просто утонет в пыли. И вот «Луиа-9» прислала сообщение: аСела на твердую почву».

Празднично сегодня и у геологов, мечтавших заглянуть в глубь нашей соседки. Какое у нее ядро: твердое, жидкое, газообразное! Успешное прилунение «Луны-9» сулит ученым скорую отгадку и этих вопросов.

Для осуществления мягкой посадки «Луны-9» на лунную поверхность нужно было обеспечить малую скорость падения приборов, произвести в нужный момент необходимое торможение. Советская техника одержала еще одну победу. Сегодня можно уверенно говорить о сооружении на Луне постоянной обсерватории, можно уже не мечтать, а реально планировать запуск аналогичных приборов и на другие планеты.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?