Вокруг света 1985-12, страница 22

Вокруг света 1985-12, страница 22

жающей среды, когда ее отравляют заводы, принадлежащие могущест венным монополиям? С мелким предпринимателем справиться нетрудно, а вот заставить крупные фирмы «тратить» деньги на воздуш ные и водяные фильтры, отстойники — задача практически нереальная...

Мы распрощались с любезным и словоохотливым смотрителем Национального парка. Наш путь теперь

из нижней и верхней половинок. Каждая закреплена на петлях. Мы наблюдали, как хозяйка входила в свой дом. Она сначала открыла ключом верхнюю часть двери, распахнула ее, потом просунула руку в это своеобразное окошко и отодвинула защелку нижней части, только тогда отворилась вся дверь целиком.

Нам крупно повезло. Хозяйка одного из домов, полная женщина в черном платье и фартуке, с шумов-

лежал в Энгадин, без посещения которого знакомство с кантоном Граубюнден было бы неполным.

Энгадинская долина тянется на многие десятки километров с юго-запада на северо-восток — от пере вала Малойя и озер Эильс и Силь вана до деревни Мартина у австрий ской границы. По ней течет река Инн, куда с Ретийских Альп сбегают многочисленные горные потоки и которая на ретороманском языке называется Эн.

В городах и деревнях Верхнего Энгадина немало деревянных домов, благо лесу кругом предостаточно. Построены они обстоятельно и проч но, рассчитаны на крепкие морозы. Климат здесь действительно суро вый. Ртутный столбик термометра, случается, падает до отметки минус 20—30 градусов, а иней может лечь на землю в разгар лета. И не случайно здешние деревеньки словно бы жмутся друг к другу — так легче прийти на помощь соседу, если наметет снегу по самую крышу.

Поражает необычная конструкция входных дверей типичного энгадин ского дома. Правильней было бы назвать их трехстворчатыми воротами, сколоченными из широких и тол стых досок. Средняя створка служит дверью. Сделана она затейливо —

кой в руках, толковавшая о чем-то с соседкой, заметив повышенный ин терес к ее жилищу приезжих, на хорошем французском предложила: - Можете заглянуть, если хотите.

Мимо только что вымытых, поставленных друг на друга днищем вверх бидонов из-под молока мы прошли за ней в жилые комнаты. Они были довольно низкие — чтобы легче было отапливать, но простор ные, и поэтому потолки «не давили». Обстановка самая простая и скром ная. Но украшение дома, несомнен но, составляла большая печка с изразцами, которую, по словам хозяй ки, приходится топить девять меся цев в году. Такие печки имеют здесь все. Очень интересной показалась нам конструкция окон, также свя занная с особенностями здешнего климата. Они невелики по размеру и имеют вид прямоугольной или квадратной амбразуры, расширен ной частью выходящей наружу. Так дольше сохраняется в доме тепло и улавливается максимум солнечного света. Окна имеют одностворчатые или двустворчатые наружные ставни из толстых дубовых досок. В снегопад или когда бушуег ветер, в комнате с закрытыми ставнями гораздо теплее и уютнее.

— Здесь, в Энгадине, суровый

климат,— со вздохом проговорила наша новая знакомая,— не то что в Женеве или Тичино. Там нужны на окнах легкие деревянные жалюзи для защиты от солнца...

Проезжая энгадинскими деревнями, мы не раз обращали внимание на странные, похожие на огромные окна проемы в стенах домов, забранные деревянными решетками. Что бы это могло быть? Вконец заинтригованные, мы обратились к старику в ватной безрукавке, который деревянными вилами переворачивал на лужайке сохнущее сено. Рядом играл на траве белобрысый мальчишка.

- Вентиляционные отверстия, -коротко ответил старик.

- Как, для жилых комнат?

- Нет, для сеновалов...

Здесь «окна» для притока воздуха выглядели довольно обычно и просто, зато у богатых крестьян их наличники и жалюзи красовались отделкой как на окнах старинных соборов. И в этом крылся свой смысл. Вентиляционные отверстия часто располагались над жилыми комнатами, и при таком роскошном оформлении эту часть дома за сеновал уже никак не примешь. Так сказать, эстетический расчет.

Горы Энгадина покрыты густыми хвойными лесами. Лиственные породы лишь островками вклиниваются между исполинскими соснами и елями. Лесное хозяйство дает заработок многим жителям Энгадина, ведь юго-восток Граубюндена — один из главных лесозаготовительных и деревообделочных районов страны. Цепкие корни деревьев, особенно веймутовой сосны — очень красивой, но (увы!) исчезающей породы, оплетают землю на скалах, глубоко проникая в расщелины, скрепляя верхний непрочный слой лесной почвы. И энгадинцы всячески помогают своим естественным союзникам — деревьям выполнять их важную роль На месте умершего дерева они стараются сразу же посадить новое.

Именно в Граубюндене с его великолепными лесами, ценными породами деревьев и опытом защиты леса работают школы лесоводства, где обучаются и швейцарские и иностранные специалисты.

Но здесь существует еще одно заведение, которое широкой популярности не ищет. В одном из городков Энгадина, углубившись пешком по аллее, которая вела куда-то вверх между деревьями, мы вдруг вышли к массивному зданию постройки, должно быть, прошлого века. На эспланаде прогуливались юноши и девушки. Здание нас заинтересовало, а еще больше —- облик молодых людей. Хорошо сшитые костюмы, элегантные платья — за всем этим чувствовались вкус и... деньги. Вскоре мы убедились, что и'словоохотли-

20

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?