Техника - молодёжи 1949-01, страница 31

Техника - молодёжи 1949-01, страница 31

Инженер At. ИЛЬИН

Рис. Л СМ£ЛГОЯЛ

Не раз бывало, что имена вещей появлялись раньше, чем сами вещи.

Люди рассказывали сказку о ковре-самолете. А когда появился самолет, имя для него взяли из сказки.

С давних пор люди мечтали о том, чтобы прялки сами пряли, колеса сами катились, пилы сами пилили, топоры сами рубили. И когда удавалось придумать вещь, помогаю-щую рукам работать или ногам ходить, ей давали имя, похожее иа имена сказочных вещей: самопрялка, самолет, самострел, самопал. Наш старый приятель самовар, и тот получил сказочное имя. Чем это не вещь из сказки — котелок, который сам варит?

И слова, и сказки, и вещи создавал в течение тысячелетий народ-мастер, народ-сказочннк, народ-творец, умеющий и мечтать, и изобретать, и строить.

Сказка была замыслом. Имя сказочной вещи было заявкой на будущее изобретение. От отца к сыну и от деда к внуку шла мечта о чудесных самодействующих орудиях.

Отесывая топором ель для дома или распиливая ее на доски, плотник видел, вдали и топор-саморуб и пилку-само-пилку. Глядя вперед, человек уже видел себя победителем природы.

Стала ли сказка былью? Стало ли слово вещью?

Об этом и пойдет дальше речь.

В сказке человек приказывает: «Тоиор-саморуб, руби!», «Пилка-самопилка, пили!»

И топор сам принимается рубить, а пилка сама вгрызается в дерево.

Сказочные топор и пнлка обходятся без человеческих рук.

Топору-саморубу и пилке-самопилке не нужны и глаза человека. Топор-саморуб сам видит, куда ему ударить. Пил-кя-самопштка сама чувствует, где надо войти в дерево. Им не нужна и человеческая голова. Человек может уйти. Они все сообразят и все сделают за него.

Самодействующее орудие в сказке освобождает от непосильной, тяжелой работы и руки, и глаза, и голову человека.

Можно лн создать такое орудие ке в сказке, а в жизни?

Человек начал его создавать с тех самых пор, как стал человеком.

Прежде всего он освободил от непосильной работы свои зубы я ногти, Вместо того чтобы разгрызать крепкую кость зубами, он стал раскалывать ее камнем. Вместо того чтобы выцарапывать коренья ногтями, он стал выковыривать их из земли острой палкой. Он заставил камень обивать камень, заставил природу переделывать природу.

И тем самым он и себя переделал в такое животное, которое делает орудия.

Мне пришлось начать свой рассказ с первобытного че

ловека и его орудий. Но я не мог поступить иначе. От каменного рубил в и палки-копалки еще бесконечно далеко до самодействующего орудия. И все-таки это начало пути, по которому человек идет уже сотни тысяч лет, все больше подчиняя природу, заставляя ее на себя работать.

Можно было бы написать большую книгу о том, как человеку понемногу высвобождал себя от такой работы, которую могла делать за него природа.

Он высвободил зубы, когда стал раскалывать орехи и кости камнем. Он высвободил нос, когда заставил собаку вынюхивать дичь. Он высвободил ноги, когда сел верхом на лошадь. Он высвободил руки, когда принудил воду и ветер вращать мельничный жернов.

Природе не было дела* до человеческих трудов и забот. Разве мало у воды и ветра своей работы: обтачивать камни, подмывать берега, гонять тучи по небу... А человек заставил воду и ветер заниматься его челевеческими делами, участвовать в его труде. Он заменил их могучей силой силу своих мышц. И от этой замены он немало выиграл» Одна водяная или ветряная мельница могла за день намолоть столько зерна, сколько не намолола бы мельниц.

Но это совсем ке значит, что когда человек построил ветряную мелышцу, его руки стали безработными. Освободившись от необходимости вращать тяжелый жернов, рукн мог» ли заняться другой, более сложной работой, иу, хотя бы мастерить зубчатые колеса для той же мельницы или управ-дять ею, устанавливая по ветру ее крылья.

и сотня ручных

*РасcKaj—

АрЬЩ сщт

Ъродцчт товаре

Яне стану здесь рассказывать всю историю орудий — это отняло бы слишком много времени. Я возьму только одну вещь —токарный станок. Вспоминая историю стайка, ясно видишь, как человек понемногу высвобождал из работы свои рукн и свои ноги.

Самый древний токарный станок изображен на гробнице египетского фараона Петозириса»

Около станка сидят на земле два человека. Один держит резец, прижимая его к обтачиваемой вещи.. Другой вращает вещь, дергая за концы шнур, перекинутый через шкив» сидящий на валу станка. Тут заняты работой четыре руки.

На могильном камне римского - ремесленника изображен другой —тоже очень древний станок, в которой вещь вращали с помощью лука. Тетива лука была петлей перекинута через аал станка. Одной рукой мастер двигал вэад и вперед лук, другой Д€ржал резец.

Так орудие войны к охоты нашло ссбе работу в мастерской ремесленника.

29

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?