Техника - молодёжи 1949-06, страница 32

Техника - молодёжи 1949-06, страница 32

Управление сложным металлорежущим станком в наши дни легко осуществляется с помощью клавиатуры электрических кнопок, расположенных на специальном пульте.

Огромные сверлильные станки принимаются за дело сразу десятками инструментов. И вот все готово. Станки, как по команде, убирают вверх свои инструменты. И балка, освобожденная от зажимов, уходит обратно.

8 станков работают, как один огромный станок.

Главный конструктор достает новый чертеж. На этот раз это еще более удивительная штука: автоматическая линия.

Здесь тоже 8 рабочих мест. И опять это рабочие места без рабочих.

Впрочем, один рабочий тут есть — у начала линии. Он устанавливает на полозки блок мотора для грузового автомобиля «ЗИС».

И блок мотора отправляется в путешествие.

Справа и слева — могучие станки-великаны, горизонтальные, -наклонные, вертикальные. 16 станков!

Блок идет, как сквозь строй, и по пути его просверливают с разных сторон сотни инструментов.

Каждый раз, когда блок делает шаг вперед, его автоматически схватывают зажимы. С обеих сторон сходятся «силовые головки» станков, несущие инструменты. Инструменты делают свое дело. «Силовые головки» расходятся. Транспортирующие штанги, словно руки, продвигают блок еще на один шаг. И опять станки послушно берутся за работу. Один человек управляет здесь сотнями инструментов и обрабатывает целый поезд деталей, идущий по линии длиной в 17 метров. Это кажется почти невероятным, когда вспомнишь, с чего начал человек, — с камня, зажатого в руке!

На Харьковском тракторном заводе работает автоматическая линия, в которой 14 станков.

Эту линию изготовил московский завод «Станкокоиструк-ция». Тут в работе сразу 134 инструмента.

Сколько времени и труда экономят такие линии!

Таково настоящее. А каково будущее этого дела?

Я спрашиваю об этом главного конструктора.

И мы вместе с ним отправляемся в недалекое будущее.

— Представьте себе линию, — говорит он. — в сорок метров, с тремя десятками станков.

Там деталь будет по дороге сама ложиться плашмя, становиться на ребро, поворачиваться, подставлять иод инструмент то один бок, то другой.

Всеми механизмами будет командовать машина — командующий аппарат.

Аппарат отдал приказ, станки сделали то, что им было приказано. И сразу же по проводам дается автоматический сигнал: сделано.

Но легко ли смотреть за махиной, растянувшейся на десятки метров!

Вдруг где-нибудь авария — сломалось сверло или перегорели контакты в одном из электрических приборов на семнадцатом метре.

Как разыскать повреждение?

Это трудная задача, но ее решение уже найдено.

А как сделать, чтобы машина сама сказала, что у нее болит? Она, как малый ребенок, не умеет это объяснить.

Мысль конструктора преодолела и это препятствие

Если где-нибудь ломается инструмент, линия сразу останавливается, а на пульте управления зажигается лампочка, которая указывает, иа каком именно станке произошла поломка.

Станок сам посылает сигнал бедствия: «SOS».

Можно поступить иначе — создать прибор-искатель.

Рабочий поворачивает диск с маленьким окошечком у края, как в телефоне-автомате. Искатель принимается за дело— ищет место аварии. И вдруг загорелась красная лампочка. Это искатель дает знать: «Нашел!»

Рабочий перестает вертеть диск. Он смотрит в окошечко и читает надпись: «Конечный выключатель номер такой-то».

Адрес указан. Остается пойти по адресу и устранить повреждение.

Я спрашиваю главного конструктора, что тут фантазия и что уже есть на самом деле.

Главный конструктор отвечает:

— Мы, инженеры, — люди реальности. Мы не любим отрываться от действительности. Завтрашний день завода уже живет в наших чертежах, в расчетах, в первых опытных образцах».

J[b<feduwe*b природы

Рассказывая историю станка, я дошел до 1948 года. Тут бы и можно было остановиться.

Но ведь мы можем заглянуть и в завтрашний день. У нас есть план, а в плане сказано, что в 1950 году наши заводы должны будут дать стране 74 тысячи токарных, сверлильных, фрезерных и всяких других станков, режущих металл. Среди них будет 12 с лишним тысяч станков-специалистов и сложных станков, составленных из простых.

В 1950 году у нас будет 1 миллион 300 тысяч станков, обрабатывающих металл, — на 30 процентов больше, чем было в США перед войной.

На автоматических линиях у нас будут делать детали не только для автомобилей и тракторов, как сейчас, но и для других машин, которые будут производиться в большом количестве.

Из лабораторий на заводы придут новые станки, новые способы работы.

В Физическом институте Академии наук уже нашли способ помогать резцу резать металл,. Когда работает металлорежущий станок, в его рабочую часть все время льется струя жидкости для охлаждения. Оказалось, что можно жидкость так подобрать, чтобы резцу было гораздо легче делать свое дело, чтобы он не скоро выходил из строя. Таким же способом можно в два раза быстрее бурить нефтяные скважины.

Помочь резцу — это один способ. Но есть и другой способ, еще более смелый. Можно совсем выкинуть из станка резец, дать ему отставку, как дали отставку приводному ремню.

Приводной ремень стал уходить с заводов, когда появился электромотор. Электричество проникло в станок. И станок стал от этого неузнаваемым. Но электричество может и обра

батывать металл без всякого резца.

На наших социалистических предприятиях в цехах — свет а заводском дворе — цветы и деревья Все делается для того, был производительным и радостным.

М\х

чистота, на чтобы труд

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?