Техника - молодёжи 1993-09, страница 64




Техника - молодёжи 1993-09, страница 64

чертежа возглавил начальник технической конторы завода «Наваль» В.П.Костенко — видный кораблестроитель, участник Цусимского сражения, написавший позднее книгу «На «Орле» в Цусиме».

Костенко предложил новое соединение брони, основываясь на уроках Цусимского боя. Осенью 1913 года оно было испытано, но принято к внедрению только на последнем из черноморских дредноутов. «Введение соединения «ласточкин хвост», — подытоживал Цветков,— явилось важным техническим новшеством в бронировании кораблей, которое значительно усилило монолитность броневой защиты борта».

Как же вкралась досадная ошибка в воспоминания Крылова?

Видимо, память подвела Алексея Николаевича, писавшего свои мемуары в казанской эвакуации в весьма преклонном возрасте, а многочисленные редакторы, доверившись авторитету академика, не удосужились проверить сообщаемые им сведения.

Г.Смирнов, инженер

лотая звезда, серп и молот. Изготовление этого занавеса (площадью 500 кв.м, весом более 1 т) из шелка и золотой нити потребовало от фабрики «Декоративткань» около полутора лет. Впервые он украсил сцену в 1955 году. Сейчас, спустя почти 40 лет, его надписи и символика воспринимаются уже как архаические, не соответствующие политическим реалиям. И не исключено, что художники уже размышляют о рисунках для занавеса первого театра страны Учитывая особенности нашего времени, а также то, что Россия вернулась к царскому флагу и двуглавому орлу, не мешает, быть может, подумать и о старом изображении: москвичи приветствуют с хлебом-солью у Спасских ворот народное ополчение, отстоявшее Отчизну от супостатов и переметнувшихся властолюбцев...

Г.Владимиров,

инженер

Рис. Владимира Плужникова

Узелок на память

ДОМИК НАЩОКИНА

Среди редкостей, хранившихся в доме Павла Воино-вича Нащокина (1801 — 1854) — друга Пушкина, большого барина, оригинала и коллекционера,— был и полутораметровый макет двухэтажного дома со стеклянными стенками. На его верхнем этаже находилась танцевальная зала, середину которой занимал стол, сервированный на 60 персон. В углах еще 4 столика с канделябрами на малахитовых поставцах. С потолка в мавританском стиле свешивались 3 серебряные люстры на 50 свечей каждая. Возле одной стены стоял рояль, на котором можно было играть, ударяя по клавишам вязальной спицей, возле другой — миниатюрная арфа. Не обошлось и без ломберных столиков с картами, щеточками и мелками для игры; залу украшали тропические растения, выполненные столь искусно, что казались живыми.

На нижнем этаже располагались жилые помещения;

Кто есть кто

МУДРОВ, ЛЕЧИВШИЙ ПУШКИНЫХ

В Государственном музее А.С.Пушкина демонстрируется небольшая, писанная на металлической пластинке миниатюра, на которой поэт изображен в трехлетнем возрасте. История этого экспоната тесно связана с человеком, имя которого мало о чем говорит современному читателю, но вписано золотыми буквами в анналы отечественной медицины.

Матвей Яковлевич Мудров (1776— 1831) окончил медицинский факультет Московского университета в 1800 году, стажировался за границей, сам стал преподавать в университете в 1808 году, во время наполеоновского нашествия эвакуировался со студентами в Нижний Новгород, а после изгнания врага восстанавливал нормальную работу на факультете.

Один из создателей терапии

на их стенах, отделанных мрамором или обитых разноцветным штофом, висели микроскопические картины, писанные масляными красками. Полы в зале и в покоях покрывал мозаичный паркет. Нащокинских гостей больше всего поражало, что в обстановке домика предусматривалась каждая мелочь: на пианино лежали микроскопические ноты; полки библиотеки заполняли миниатюрные книги, напечатанные мельчайшим шрифтом; лилипутские серебряные тарелки и приборы полностью копировали настоящие; не забыты даже крошечный ящик с дуэльными пистолетами Лепажа и восковая свечка для зажигания кан-

и военной гигиены в России, Мудров разработал и внедрил схему обследования больного, ввел в практику составление истории болезни, основал профилактическое направление в русской медицине и стал в известном роде московской достопримечательностью. У него лечилась вся знать, он был дружен с такими людьми, как знаменитый просветитель и масон Н.Новиков, ректор Московского университета И.Тургенев и его сыновья, общественные деятели, Александр и Николай, К.Батюшков, Н.Карамзин, И.Дмитриев, В.Жуковский, В.Пушкин — родной дядя поэта. Возможно, именно через него состоялось знакомство Матвея Яковлевича с родителями Александра Сергеевича, да и с самим поэтом.

Будучи модным врачом, вхожим в дома князей и графов, Мудров не поддался искушениям тщеславия и гордыни: бесплатно лечил неимущих, через жену декабриста Н.Муравьева, первой последовавшей за мужем в Сибирь, организовал снабжение читинской

делябров. А главное — во всех этих роскошных покоях были фигурки людей, изготовленные искуснейшими мастерами Вены, Парижа и Лондона по заказам Нащокина. В одной из комнат хозяин пил кофе со знакомцем; в биллиардной шла игра; дам, устроившихся в гостиной с хозяйкой, приветствовал бравый вояка.

Полюбоваться на столь редкостную игрушку, которая обошлась Нащокину в 40 тыс.рублей, съезжалась вся петербургская и московская знать. Когда же настали для Нащокина тяжелые времена, он заложил макет московскому нотариусу Пиро-гову всего за 12 тыс. Правда, Пирогов, рассчитывавший на хороший барыш от перепродажи диковинки, тоже ошибся в расчетах: она долго не находила себе покупателя в лавке московского антиквара Волкова, потом демонстрировалась на ремесленной выставке, а затем попала на аукцион и навсегда исчезла из поля зрения публики.

Г.Прялилыпиков,

инженер

больницы медикаментами и лекарствами. О высоких нравственных принципах Му-дрова свидетельствует и его трагическая гибель. Разработав новые противоэпидемические меры, он был назначен членом Центральной комиссии по борьбе с холерой, выехал в Петербург, где и пал «жертвой собственного усердия». Он умер от этого заболевания в 1831 году и похоронен на Охтенском холерном кладбище...

Через два года благодарная пациентка Мудрова Надежда Осиповна Пушкина подарила его дочери Софье миниатюрный портрет своего сына Александра вместе с экземпляром его великого романа в стихах «Евгений Онегин». Бесценная реликвия хранилась у потомков Мудрова до 1950 года, когда правнучка Софьи Матвеевны Е.Чижова, восхищенная блестящей игрой В.Якута в роли А.Пушкина, преподнесла миниатюру артисту. Спустя 10 лет Якут передал ее музею в дар.

Г.Беговой,

инженер

61



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?