Юный Натуралист 1981-07, страница 17

Юный Натуралист 1981-07, страница 17

I як-до.....

MVP

Я любил степь в ту пору, когда, прислушавшись, можно уловить пение ковыля и в самую жару, когда пересохшая земля трескается, будто по швам, и только ковыль, единственное живое существо, не просит воды.

И вот я встретился с человеком, который заставил меня посмотреть на мою привязанность иными глазами. Он много рассказывал мне о ковыле, дал книги и журналы, я прочитал их и признался самому себе: никогда больше ковыльный простор не обманет меня. Часть из того, что мне стало известно, не секрет для тех, кто давно живет в степи. Правду о ковыле я узнал от доктора ветеринарных наук, профессора Александра Васильевича Есютина, заведующего кафедрой хирургии Троицкого ветеринарного института.

Миру известно около трехсот видов ковыля. В нашей стране их почти шестьдесят. Пионер русского луговодства Левшин писал о ковыле в конце XVIII столетия: «Лошади и все скоты траву эту безмерно любят и в короткое время на пище этой разъедаются».

До чего же хитер ковыль, его умению выстоять на жаре только удивляешься. У такого ковыля, как тырса, устьица помещены внутри желобков, проходящих вдоль поверхности листа. Как только солнце начнет посильнее припекать, лист тырсы свертывается по длине в трубку. Устьица теперь надежно заключены в глубине закрытых желобков, которые и сами расположены в замкнутой части листа. Такая двойная защита от жары надежно предохраняет лист от высыхания.

Ветер легко разносит плоды ковыля, зер

25

новки, по белому свету. Замечали, что у семян ивы, тополя и осины на конце имеется хохолок? Благодаря ему семена прекрасно держатся в воздухе. Плодам одуванчика помогают перемещаться парашютики. А на зерновке ковыля есть длинная ость, щетинка. У некоторых видов растения она густо обсажена короткими оттопыренными белыми волосками. Это своего рода крылья ковыля, с их помощью зерновка парит в воздухе.

Разгуливает по всему свету ковыль. Но так же издавна, как расселялся он на тысячеверстных просторах, вслед за ним по пятам шла... смерть. Из далекого прошлого в учебники по хирургии пришло казахское название ковыльной болезни — шеке-курт, что в переводе означает височный червь.

В начале нынешнего века ветеринарный врач Реезе впервые описал клинические признаки шеке-курта. Совсем небезопасными оказались ковыльные пастбища, трогательно цветущие весной. На заседании Омского общества ветеринарных врачей Реезе сделал сообщение о том, что шеке-курт у лошадей возникает в результате проникновения со стороны рта в ткани височной области стеблей ковыля. Очень долго и в наши дни думали так же. Болезнь диагностировали от случая к случаю, она скрывала свои признаки, словно задалась целью поводить людей за нос.

Но врач Реезе ошибался, считая основным травмирующим агентом стебли ковыля. Так же, как и ошибались другие специалисты, виня зерновки с остями. С ними были согласны все тогдашние руководства по хирургии.

В своей книге «Злаки» Р. Рожевиц делает такую предостерегающую запись: «...во время плодоношения пастьба овец на ковыльниках становится опасной, так как острые плоды ковыля (зерновки) легко цепляются за шерсть животных, а. затем, вследствие гигроскопичности ости, приходят в движение и внедряются в тело овцы, что не только причиняет страдания животному, но нередко приводит его к гибели, так как, проникая все глубже во внутренние органы его, плодик вызывает на своем пути нарывы и серьезные кровотечения».

Итак, с помощью своей ости (щетинки) зерновки ковыля разносятся по степи. Как только ветер стихнет, летящий плод ковыля плавно опускается на землю. Центр тяжести у него расположен в низу зерновки, поэтому он приземляется таким образом, что длинно и тонко заостренная нижняя часть его с силой вонзается в землю, причем довольно глубоко. Поскольку длинная ость обладает парусной способностью, при новом порыве ветра она должна бы повалить зерновку, укрепившуюся в земле. Но у нее есть специальное приспособление, своего рода противодействие этому. Близ острия зернов

ки имеется венец обращенных назад волосков. Как только зерновка углубилась в почву, волоски, словно маленькие якоря, удерживают ее в земле.

Начинается весьма любопытный процесс самозарывания зерновки. Она точно штопор ввинчивается в землю. Если сухо, она закручивается винтообразно, если прошел дождь, она раскручивается. Но плод при этом зарывается в землю все глубже и глубже.

Чтобы представить себе это наглядно, можно проделать такой опыт. Взять несколько перьев ковыля с зерновками. Смочить закрученное спиралью нижнее колено ости и воткнуть кончик плода в материю, скажем, в рукав платья. Вскоре кончик пера начнет не спеша вращаться, а зерновка постепенно проникать в ткань. Если ость подсохнет, вращение будет происходить в обратную сторону, но сама зерновка все равно будет углубляться в ткань, пока не коснется руки и весьма ощутимо не уколет.

В прежние времена в южных ковыльных степях применяли специальные тырсобой-ные машины, которые уничтожали плодоносящие побеги тырсы, обезвреживая тем самым пастбища для овец.

Одним из тех, кто не согласился с Реезе и другими специалистами, оказался Александр Васильевич Есютин. В учебниках по частной хирургии домашних животных я нашел две ссылки на троичанина. В одном случае — описание операции «по Есютину» и вывод: «В настоящее время разработан и предложен А. В. Есютиным оригинальный способ хирургического лечения...» И далее ссылка на Александра Васильевича, который очень метко определил один из признаков ковыльной болезни у овец, назвав его «ежовой бородой». Теперь эта «ежовая борода» — один из распространенных среди специалистов терминов, так же, как операция «по Есютину».

А. В. Есютин на практике доказал, что основной виновник ковыльной болезни у лошадей и крупного рогатого скота — листья ковыля, а у овец — зерновки с остями и листья. Когда он сказал мне об этом, я поразился: самое съедобное приносит вред.

Александр Васильевич снял со шкафа два свертка.

— Смотрите, листья у ковыля напоминают изогнутый волос. Его поверхность густо усеяна острыми шипиками, направленными своими остриями к вершине листа. Эти шипики,— Александр Васильевич на минуту задумался,— словно оживают, как только листья попадают в ткань. Один лист, другой — их набирается целый пучок — с помощью шипиков продвигаются вперед.

Александр Васильевич произнес какую-то фразу по-латыни и перевел ее: «Капля долбит камень не силой, а частым падением».

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Начинающий натуралист шел
  2. Российские натуралисты 17в
  3. Юный натуралист поведение животных в невесомости
  4. План юнных натуралистов дпя 7кл
  5. Рассказ о стрекозе из журнала юный натуралист
  6. Послания юным натуралистам
  7. Письма юным натуралистам на беларуском
  8. Что же ты наделал, юный натуралист?
  9. Юный натуралист с пандой
  10. Рассказ про варана юный натуралист
  11. Чем лечить овцу?
  12. Центр рассады цветов юных натуралистов
  13. Юный натуралист магнитное поле растения
  14. Юный натуралист выпуск про птиц
  15. Юный натуралист магнит и растения
  16. Юный натуралист барометр из лампочки
  17. Капли воды на кончиках растений
  18. Юный натуралист как выростить черенок ивы?
  19. Юный натуралист как выростить фасоль дома?
  20. Текст начинающий натуралист или вдоль....

Близкие к этой страницы
Понравилось?